я,

ибо знаю,

как трудно жить пробовать.

Слушайте!

Новая

нагорная

проповедь!

Араратов ждете?

Араратов нету.

Никаких.

Приснились во сне.

А если

гора не идет к Магомету,

то и черт с ней!

Не о рае Христовом ору я вам,

где постнички лижут чай без сахару.

Я о настоящих

земных небесах ору.

Судите сами: Христово небо ль,

евангелистов голодное небо ли?

Мой рай – в нем залы ломит мебель,

услуг электрических покой фешенебелен.

Там сладкий труд не мозолит руки,

работа розой цветет по ладони.

Там солнце строит такие трюки,

что каждый шаг в цветомории тонет.

Здесь век корпит огородника опыт —

стеклянный настил, навозная насыпь,

а у меня

на корнях укропа

шесть раз в году росли ананасы б.


Все

(хором)

Мы все пойдем!

Чего нам терять!

Но пустят ли нашу грешную рать?


Человек


Мой рай для всех,

кроме нищих духом,

от постов великих вспухших с луну.

Легче верблюду пролезть сквозь иголье ухо,

чем ко мне

такому слону.

Ко мне —

кто всадил спокойно нож

и пошел от вражьего тела с песнею!

Иди, непростивший!

Ты первый вхож

в царствие мое

земное —

не небесное.

Идите все,

кто не вьючный мул.

Всякий,

кому нестерпимо и тесно,

знай:

ему —

царствие мое

земное —

не небесное.


Хором


Не смеется ли этот над нищими?

Где они?

Дразнишь какими странищами?


Человек


Длинна дорога.

Надо сквозь тучи нам.


Хор


Каждую тучу сразим поштучно!


Человек


А если ад взгромоздится за адом?


Хор


Пойдем и туда.

Не попятимся задом.

Веди нас!

Где она?


Человек


Где?

Ждете, чтоб рассказал кто-нибудь другой.

А она

вот здесь,

у вас

под рукой.

Где руки твои?

Что делаешь ею?

Сложили кресты бесполезных рук!

Вы нищими жметесь.

А вы – богатеи.

Смотрите —

какое богатство вокруг!

Как смеет играть ковчегом ветер?

Долой природы наглое иго!

Вы будете жить в тепле,

в свете,

заставив волной электричество двигать.

А если

ко дну окажетесь пущены,

не страшно тоже, —

почище луга

морское дно.

Наш хлеб насущный

на нем растет —

каменный уголь.

Пускай потопами ветер воет,

трещат бока ковчегов-посуд.

Правая и левая —

эти двое

спасут.

Конец.

Слово за вами.

Я нем.

Исчезает. На палубе восхищенное недоумение.

Сапожник


Где он?


Кузнец


По-моему, он во мне.


Батрак


По-моему, влезть удалось и в меня ему.


Голоса


Кто он?

Кто этот дух невменяемый?

Кто он —

без имени?

Кто он —

без отчества?

Зачем он?

Какие кинул пророчества?

Кругом потопа смертельная ванная.

Пускай!

Найдется обетованная!


Батрак


Значит, рай все-таки есть.

Значит, не глупо к счастью лезть.


Голоса


Чтоб раньше дойти до этой поры,

вздымайте молоты,

ввысь топоры!

Ровней ряды!

Не кривите линии!

Ковчег трещит.

Спасенье в дисциплине.


Кузнец

(рукой на реи)

Зловещ пучин разверзшийся рот.

Дорога одна —

сквозь тучи!

Вперед!

Бросаются к мачте. Хором.

Сквозь небо – вперед!

На реях развертывается боевая песня.

Эй, на реи!

На реи, эй!

По реям вперед, комиссары морей!


Хор


Вперед, комиссары морей!


Сапожник


Там всем победителям отдых за боем.

Пусть ноги устали, их в небо обуем!


Хор


Обуем!

Кровавые в небо обуем!


Плотник


Распахнута твердь

небесам за
страница 245
Маяковский В. В.   Избранное