нация.

Какое паршивое на полюсах лето:

нельзя показать ни одного туалета!


Рыбак

(прикрикивает на чистых)

Тише!

Тише!

Что это за гул?


Соглашатель

(в истерике отделяется от толпы)

Послушайте!

Я не могу!

Послушайте!

Что же это такое?

Сухого места на свете нет!

Послушайте!

Оставьте меня в покое!

Отпустите меня домой,

в кабинет!

Послушайте!

Я не могу!

Я думал, потоп по Каутскому будет.

И волки сыты,

и овцы целы.

А теперь —

убивают друг друга люди.

Милые красные!

Милые белые!

Послушайте, я не могу!


Француз


Да не трите глаз…

не кусайте губ…

(Придвигающимся к костру нечистым, заносчиво.)

А вы которых наций?!


Нечистые

(вместе)

По свету всему гоняться

привык наш бродячий народина.

Мы никаких не наций,

труд наш – наша родина.


Француз


Старые арии!


Испуганные голоса чистых


Это пролетарии!

Пролетарии…

Пролетарии…


Кузнец

(французу, похлопывая его по изрядному животу)

Шум потопа, небось, в ушах-то?


Прачка

(ему же, насмешливо и визгливо)

Лег бы сейчас и уснул на кровати?

Пустить бы тебя в окопы да в шахты!


Красноармеец

(грозно)

Пошел бы в окопы —

в окопах мокроватей.

Видя назревающий «конфликт» между чистыми и нечистыми, разнимать их бросается соглашатель.

Соглашатель


Милые! Ну, не надо! Не подымайте ругань!

Бросьте друг на друга коситься.

Протяните руки,

обнимите друг друга.

Господа, товарищи,

надо согласиться.


Француз

(злобно)

Чтоб я согласился?

Это уж слишком!


Рыбак

(злобно. И рыбак и француз костыляют шею соглашателю)

Ах ты, соглашатель!

Ах ты, соглашателишка!


Соглашатель

(отбегал, побитый, скулит)

Ну вот,

опять…

Я ему по-хорошему,

а он…

Так вот всегда:

зовешь согласиться,

а тебе наложат с двух сторон.

Нечистые проходят, разделяя брезгливо жмущуюся толпу чистых, рассаживаются у костра. Толпа чистых смыкается за ними в круг.

Паша

(вылазит в середину)

Правоверные!

Надо обсудить, что же произошло.

Давайте вникнем в суть явления.


Купец


Дело простое —

светопреставление.


Поп


А по-моему – потоп.


Француз


И вовсе не потоп,

а то б

дождик был.


Раджа


Да,

не было дождика.


Дипломат


Значит, и эта идея тоже дика…


Паша


Но все-таки —

что же, правоверные, произошло?

Давайте, правоверные, посмотрим в корень.


Купец


Народ, по-моему, стал непокорен.


Немец


Думаю, война, я.


Интеллигенция


Нет,

по-моему, причина иная.

По-моему, метафизическое…


Купец

(недовольно)

Война – метафизическое!

Начали с Адама!


Голоса


По очереди!

По очереди!

Не устраивайте содома.


Паша


Те!

Давайте говорить постепенно.

Ваше слово, студент!

(Оправдывается перед толпой.)

А то у него даже на губах пена.


Интеллигент


Сначала

все было просто:

день сменила ночь,

и только

заря чересчур разнебесилась ало.

Потом —

законы,

понятия,

веры,

гранитные кучи столиц

и самого солнца недвижная рыжина, —

все стало как будто немного текуче,

ползуче немного,

немного разжижено.

Потом как прольется!

Улицы льются,

растопленный дом низвергается на дом.

Весь мир,

в доменных печах революций расплавленный,

льется сплошным водопадом.


Голос китайца


Господа! Внимание!

Сюда моросят!


Жена
страница 237
Маяковский В. В.   Избранное