Commedia", поддаются классификации. Значительная часть вопросов складывается в группу, которую можно обозначить знаком: "ты как сюда попал?" Другая группа встречных вопросов звучит приблизи-тельно так: "что новенького во Флоренции?"

Первый тур вопросов и ответов обычно вспыхивает между Дантом и Виргилием. Любопыт-ство самого Данта, его вопрошательский зуд обоснован всегда так называемым конкретным поводом, той или иной частностью. Он вопрошает лишь будучи чем-нибудь ужален. Сам он любит определять свое любопытство то стрекалом, то жалом, то укусом и т. д. Довольно часто употребляет термин "il morso", то есть укус.

* * *

Сила культуры - в непонимании смерти,- одно из основных качеств гомеровской поэзии. Вот почему средневековье льнуло к Гомеру и боялось Овидия.

* * *

...тут достигается "цель очищения и цель самосозданья", о которой говорил наш Ап. Григо-рьев, охрипший от ненависти к пересказчикам, к ничего не передвигающим передвижникам [, к подвижникам, умерщвляющим всякое движение], описателям.

"Вывод" в поэзии нужно понимать буквально - как закономерный по своей тяге и случайный по своей структуре выход за пределы всего сказанного.

* * *

Я сравниваю - значит, я живу, - мог бы сказать Дант. Он был Декартом метафоры. Ибо для нашего сознания (а где взять другое?) только через метафору раскрывается материя, ибо нет бытия вне сравнения, ибо само бытие есть - сравнение.

* * *

Чтение "Божественной комедии" должно быть обставлено как огромный исполнительский эксперимент. Оно само по себе есть научный опыт.

* * *

Все знают, что Дант "уважал" погоду и работал в этом смысле не хуже образцовой альпийской метеорологической станции с прекрасными наблюдателями и хорошим оборудова-нием. Не менее знамениты световые эффекты "Inferno" и "Purgatorio" - облачность, влажность, косое освещение, горное солнце и т. д.

Пиротехническая выдумка "Paradiso" целиком устремлена к общественным празднествам и фейерверкам, Возрождения.

Огромная активная роль света в новом европейском; театре - будь то драма, опера или балет - была, конечно, подсказана Дантом.

* * *

Необходимо создать новый комментарий к Данту, обращенный лицом в будущее и вскрывающий его связь с новой европейской поэзией.

* * *

На днях в Коктебеле один плотник, толковейший молодой парень, указал мне могилу М. А. Волошина, расположенную высоко над морем на левом черепашьем берегу Ифигениевой бухты. Когда мы подняли прах на указанную в завещании поэта гору, пояснил он, все изумились новизне открывшегося вида. Только сам М. А.- наибольший, по словам плотника, спец в делах зоркости мог так удачно выбрать место для своего погребения.

В руках у плотника была германского изделия магнитная стамеска. Он окунал в гвозди голую голубую сталь и вынимал ее всю упившуюся цепкими железными комариками. М. А. - почетный смотритель дивной геологической случайности, именуемой Коктебелем,- всю свою жизнь посвятил намагничиванью вверенной ему бухты. Он вел ударную дантовскую работу по слиянию с ландшафтом и был премирован отзывом плотника.
страница 58