был в жизнь обязан,
И если я кому платил добром,
То всё не потому, что был к нему привязан,
А просто видел пользу в том.

(Арбенин уходит.)


Явление 3-е

(Те же, кроме Арбенина.)

Князь

Мне кажется, он говорил с презреньем.
Досадно! — деньги я не должен был принять.

Казарин

Задумались — об чем, нельзя ль узнать.

Князь

Смущен я странным приключеньем.
Великодушием…

Казарин

Арбенин не таков —
Он никого без видов не обяжет!
Зато вы можете сегодня ж без чинов
Впух обыграть его — он ничего не скажет.

Князь

Но согласитесь вы со мной,
Что одолжаться неприятно
Тому, кто по сердцу для нас совсем чужой.

Казарин

Особенно когда он знатный
И требует покорности немой!
Или когда хотим мы волочиться
За дочерью его иль за его женой.
Всё это может же случиться?
Жена Арбенина собою недурна
И, кажется, в него не очень влюблена,
И я заметил вот недавно,
Как у Печориных движеньем томных глаз
Она кругом искала вас… да, вас,
Э! — князь! да вы себя ведете славно.
По нашим вы ступаете следам!
Мое благословенье вам!
Что нынче молодежь! — Трудятся, изнуряют
Себя для службы и наград,
О добродетели кричат
И возле женщины порядочной зевают!
Жить не умеют, мой отец,
Стыдятся неудач, боятся приключений;
И чем кончают наконец…
Лет в 25 все женятся — от лени!

Князь

Да кто же вам сказал? — Как догадаться вам?

Казарин

Когда Арбенин был в деревне,
Вы ездили к Настасье Алексевне
По вечерам и по утрам.

Князь

Вот мило! — что же тут дурного.

Казарин

Напротив…

Князь

Я боюсь молвы.
И потому надеюся, что вы
Об этом никому ни слова…

Казарин

Мне изменить вам! Вас предать?

Князь

Но вы Арбенину приятель.

Казарин

Ха! ха! ха! ха! о мой создатель!
Да, он мой друг — вам не угодно ль знать
Начало дружбы нашей, — я был молод, —
Двенадцать лет тому назад,
Неопытен и пылок и богат,
Но он — в его груди уж крылся этот холод,
То адское презренье ко всему,
Которым он гордится всюду!
Не знаю, приписать его к уму
Иль к обстоятельствам — я разбирать не буду.
Раз он меня завел под вечерок
К себе — я верил счастью! кошелек
Мой полон был… я сел играть (признаться,
Страстишка эта уж владела мной)
И проиграл. — Отец мой был скупой
И строгий человек: — я вздумал отыграться!
Но он меня в когтях своих держал.
И я всё снова проиграл.
Я предался отчаянью: тут были,
Я стану правду говорить,
И слезы и мольбы… они в нем возбудили
Один холодный смех — о! лучше бы пронзить
Меня кинжалом! —
И с того мгновенья
Покинул я забавы юных лет,
Мечтанья нежные и сладкие волненья
И в свете мне открылся новый свет.
Мир безобразных, странных ощущений,
Мир обществом отвергнутых людей,
Самолюбивых дум и ледяных страстей
И увлекательных мучений!
Я увидал, что деньги — царь земли,
И поклонился им — года прошли,
Всё снова унеслось — богатство и здоровье;
Навек передо мной закрылась счастья дверь,
Я заключил с судьбой последнее условье
И вот стал тем, что я теперь,
Умеренный игрок и наблюдатель строгий,
Не действую нигде, зато уж вижу много.

Князь

Послушать вас: Арбенин ваш злодей.

Казарин

Однако ж явно мы поныне
Не ссорились, хотя в душе, ей-ей,
Я не терплю его.

Князь (про себя)

Поеду завтра к Нине!



Действие второе

Бал у Арбенина. (Музыка в другой
страница 165
Лермонтов М.Ю.   Том 5. Драмы