собственным чудом:

Ведь мы все спали, а терем готов.

Но что это, Боже? Не бьется ль тише?

Со страхом к сердцу прижалась рука...

Плотник, ведь ты не достроил крыши,

Не посадил на нее конька!

1916

5

Не знаешь, как выразить нежность!

Что делать: жалеть, желать?

Покоя полна мятежность,

Исполнена трепета гладь.

Оттого обнимаем, целуем,

Не отводим влюбленных глаз,

Не стремимся мы к поцелуям,

Они лишь невнятный рассказ

О том, что безбрежна нежность,

Что в нежности безнадежность,

Древнейшая в ней мятежность

И новая каждый раз!

1915

6

Находит странное молчание

По временам на нас,

Но в нем таится увенчание,

Спокойный счастья час.

Задумавшийся над ступенями,

Наш ангел смотрит вниз,

Где меж деревьями осенними

Златистый дым повис.

Затем опять наш конь пришпоренный

Приветливо заржет

И по дороге непроторенной

Нас понесет вперед.

Но не смущайся остановками,

Мой нежный, нежный друг,

И объясненьями неловкими

Не нарушай наш круг.

Случится все, что предназначено,

Вожатый нас ведет.

За те часы, что здесь утрачены,

Небесный вкусим мед.

1913

7

Какая белизна и кроткий сон!

Но силы спящих тихо прибывают,

И золоченый, бледный небосклон

Зари вуали розой закрывают.

В мечтах такие вечера бывают,

Когда не знаешь, спишь или не спишь,

И каплют медленно алмазы с крыш.

Смотря на солнца киноварный знак,

Душою умиляешься убогой.

О, в этой белой из белейших рак

Уснуть, не волноваться бы тревогой!

Почили... Путник, речью нас не трогай!

Никто не скажет, жив ли я, не жив,

Так убедителен тот сон и лжив.

Целительный пушится легкий снег

И, кровью нежною горя, алеет,

Но для побед, для новых, лучших нег

Проснуться сердце медлит и не смеет:

Так терпеливо летом яблок спеет,

Пока багрянцем август не махнет,

И зрелым плод на землю упадет.

1917

8

Красное солнце в окно ударило,

Солнце новолетнее...

На двенадцать месяцев все состарилось...

Теперь незаметнее

Как-то не жалко и все равно,

Только смотришь, как солнце ударяет в окно.

На полу квадраты янтарно-дынные

Ложатся так весело.

Как прошли, не помню, дни пустынные,

Что-то их занавесило.

Как неделю, прожил полсотню недель,

А сестры-пряхи все прядут кудель.

Скоро, пожалуй, пойду я дорогою...

Не избегнут ее ни глупцы, ни гении...

На иконы смотрю не с тревогою,

А сердце в весеннем волнении.

Ну что ж? Запл_а_чу, как тебя обниму,

Что есть в суме, с тем и пойду.

1916

9

Я вижу, в дворовом окошке

Склонилась к ребенку мать,

А он раскинул ножки,

Хочет их ртом поймать.

Как день ему будет долог,

Ночам - конца словно нет...

А год? это - дивный сколок

Будущих долгих лет.

Вот улыбнулся сонно

С прелестью милых котят...

Ведь всякая мать - Мадонна

И всякий ребенок свят!

Потом настанут сурово

Труды, волненье и страсть,

И где найти тогда слово,

Что не дало бы упасть?

Мудры старики да дети,

Взрослым мудрости нет:

Одни еще будто в свете,

Другие уж видят свет.

Но в сумрачном бездорожьи

Утешься: сквозь страстный плен

Увидишь - мы дети Божьи

У теплых родных колен.

1915

II

326-334. ВИНА ИГОЛКИ

1

Вина весеннего иголки

Я вновь принять душой готов,

Ведь в каждой лужице - осколки

Стеклянно-алых облаков.
страница 2
Кузмин М.А.   Вожатый