- троих увезло живых.

Лишь трое слыхало, как павший закричал,

Лишь трое видало, как кричавший упал.

А кто-то слышал, что он тихо шептал?

А кто-то видел в перстне опал?

Утром у моста коров пастухи пасли,

Утром у моста лужу крови нашли.

По траве росистой след от двух карет,

По траве росистой - кровавый след.

9

ЭПИТАФИЯ

Двадцатую весну, любя, он встретил,

В двадцатую весну ушел, любя.

Как мне молчать? как мне забыть тебя,

Кем только этот мир и был мне светел?

Какой Аттила, ах, какой Аларих

Тебя пронзил, красою не пронзен?

Скажи, без трепета как вынес он

Затменный взгляд очей прозрачно карих?

Уж не сказать умолкшими устами

Тех нежных слов, к которым я привык.

Исчез любви пленительный язык,

Погиб цветок, пленясь любви цветами.

Кто был стройней в фигурах менуэта?

Кто лучше знал цветных шелков подбор?

Чей был безукоризненней пробор?

Увы, навеки скрылося все это.

Что скрипка, где оборвалася квинта?

Что у бессонного больного сон?

Что жизнь тому, кто, новый Аполлон,

Скорбит над гробом свежим Гиацинта?

Июль 1907

II

41-45. ОБМАНЩИК ОБМАНУВШИЙСЯ

1

Туманный день пройдет уныло,

И ясный наступает вслед,

Пусть сердце ночью все изныло,

Сажуся я за туалет.

Я бледность щек удвою пудрой,

Я тень под глазом наведу,

Но выраженья воли мудрой

Для жалких писем я найду.

Не будет вздохов, восклицаний,

Не будет там "увы" и "ах"

И мука долгих ожиданий

Не засквозит в сухих строках.

Но на прогулку не оденусь,

Нарочно сделав томный вид

И говоря: "Куда я денусь,

Когда любовь меня томит?"

И скажут все: "Он лицемерит,

То жесты позы, не любви";

Лишь кто сумеет, тот измерит,

Как силен яд в моей крови.

2

Вновь я бессонные ночи узнал

Без сна до зари,

Опять шептал

Ласковый голос: "Умри, умри".

Кончивши книгу, берусь за другую,

Нагнать ли сон?

Томясь, тоскую,

Чем-то в несносный плен заключен.

Сто раз известную "Manon" кончаю,

Но что со мной?

Конечно, от чаю

Это бессонница ночью злой...

Я не влюблен ведь, это верно,

Я - нездоров.

Вот тихо, мерно

К ранней обедне дальний зов.

Вас я вижу, закрыв страницы,

Закрыв глаза;

Мои ресницы

Странная вдруг смочила слеза.

Я не люблю, я просто болен,

До самой зари

Лежу, безволен,

И шепчет голос: "Умри, умри!"

3

Строят дом перед окошком.

Я прислушиваюсь к кошкам,

Хоть не март.

Я слежу прилежным взором

За изменчивым узором

Вещих карт.

"Смерть, любовь, болезнь, дорога"

Предсказаний слишком много:

Где-то ложь.

Кончат дом, стасую карты,

Вновь придут апрели, марты

Ну и что ж?

У печали на причале

Сердце скорби укачали

Не на век.

Будет дом весной готовым,

Новый взор найду под кровом

Тех же век.

4

Отрадно улетать в стремительном вагоне

От северных безумств на родину Гольдони,

И там на вольном лоне, в испытанном затоне,

Вздыхая, отдыхать;

Отрадно провести весь день в прогулках пестрых,

Отдаться в сети черт пленительных и острых,

В плену часов живых о темных, тайных сестрах,

Зевая, забывать;

В кругу друзей читать излюбленные книги,

Выслушивать отчет запутанной интриги,

Возможность, отложив условностей вериги,

Прямой задать вопрос;

Отрадно, овладев влюбленности волненьем,

Спокойно с виду чай с инбирным пить вареньем
страница 9
Кузмин М.А.   Сети (Первая книга стихов)