полнейшее Ваше усмотрение" (РГБ, арх. В.Я.Брюсова). Брюсов воспользовался этим правом, отобрав для публикации 11 ст-ний и соответственно перенумеровав их (наборный оригинал ИМЛИ); остальные, под общим загл.: "Александрийские песни Михаила Кузмина. 1905 г. Лето - осень", сохранились в его архиве (из них одно осталось не опубликованным при жизни - см. ст-ние 5 из цикла 604-608). Часть не принятых Брюсовым ст-ний Кузмин опубликовал в сборнике "Корабли". Полный беловой автограф "Александрийских песен", вероятно, представляющий собою текст для планировавшегося, но неосуществленного отдельного издания с илл. Н.П.Феофилактова, - ИМЛИ. В нем ст-ние 6 из цикла 87-92 переписано позднее и снабжено датой: 1908 (в списке произведений Кузмина [РТ-1] январем-мартом 1908 г. помечено: "Алекс, песня").

Об источниках "Александрийских песен" существует довольно значительная литература. Традиционно они возводились к "Песням Билитис" П.Луиса (подробнее см. примеч. 87-92, 5), однако Г.Г.Шмаков справедливо указал, что Кузмин был очень низкого мнения об этом произведении (Шмаков Г. Блок и Кузмин: Новые материалы // Блоковский сборник. Тарту, 1972. [Вып. 2]. С. 350). Чрезвычайно важно впервые введенное в научный оборот А.В.Лавровым и Р.Д.Тименчиком указание Н.В.Волькенау, сделавшей 4 декабря 1925 г. на заседании подсекции русской литературы при Литературной секции Государственной Академии художественных наук доклад "Лирика Михаила Кузмина". Этот доклад заслуживает особого внимания, т.к. источником сведений докладчицы были беседы с Кузминым: "Вдруг приезжает из Москвы девица гермесовская. Сведения" (Дневник, 25 декабря 1924; "Гермес" - московский машинописный журнал, сотрудницей которого была Волькенау. Подробнее о нем cм.: Московская литературная и филологическая жизнь 1920-х годов: машинописный журнал "Гермес" // Пятые Тыняновские чтения: Тезисы докладов и материалы для обсуждения. Рига, 1990. С. 167-210). В докладе говорилось: "Сай М.А.Кузмин на вопрос о том, что он считает источником "Ал. песен", указал докладчице на переводы древнеегипетских текстов, издававшиеся в 70-х годах XIX в. под эгидой английского Общества Библейской Археологии и выходившие в течение нескольких лет серией под названием "Records of the Past". По мнению автора, бытовая ткань была дана ему этим материалом; общие исторические сведения его дополнили: александрийских же эпиграмматиков и элегиков Кузмин, по его словам, никогда не читал. Среди длинного ряда царских надписей о войнах и победах, молений подземным богам, встречаем мы в "R[ecords] o[f] t[he] P[ast]" несколько отрывков, своеобразие мировоззрения которых окрашивает многие "Песни"" (Морев Г.А. К истории юбилея М.А.Кузмина 1925 года // Минувшее: Исторический альманах. М.; СПб.; 1997. [Т.] 21. С. 365). Не лишено основания суждение Волькенау: "Представление о Египте как о земном рае, которое создают и "Ал. Песни", было распространено в эллинистическом мире: "...Верь мне; в Египте / уж так-то хорошо, что и сказать трудно. / Ведь там найдется все, что только есть в мире: / Палестра, роскошь, деньги, власть, покой, слава, / Театры, злато, мудрецы, царя свита..." - из "Свахи" Герода, пер. Г.Ф.Церетели" (Там же. С. 366). В прениях по докладу Д.С.Усов назвал еще два возможных источника: антологические ст-ния Фета и легенды Лескова. Из называвшихся другими авторами параллелей к циклу следует упомянуть поэзию Мелеагра (Волошин Максимилиан. Лики творчества. М., 1988. С. 471-473), египетские легенды в обработке Марузо и французские парафразы
страница 38
Кузмин М.А.   Сети (Первая книга стихов)