Михаил Кузмин

Нездешние вечера

Стихи 1914-1920

381

О, нездешние

Вечера!

Злато-вешняя

Зорь пора!

В бездорожьи

Звезды Божьи,

Ах, утешнее,

Чем вчера.

Все кончается,

Позабудь!

Уж качается

Сонно муть.

Ропот спора

Скоро, скоро

Увенчается

Розой грудь,

Сладко просится

В сердце боль

В небо броситься

Нам дозволь!

Легким шагом

По оврагам

Благоносица

Божьих воль.

Божья клироса

Дрогнет зверь.

Все открылося,

Друг, поверь.

Вдруг узнали

(Ты ли, я ли):

Не закрылася

Счастья дверь.

1919

I. ЛОДКА В НЕБЕ

382

Я встречу с легким удивленьем

Нежданной старости зарю.

Ужель чужим огнем горю?

Волнуюсь я чужим волненьем?

Стою на тихом берегу,

Далек от радостного бою,

Следя лишь за одним тобою,

Твой мир и славу берегу.

Теперь и пенного Россини

По-новому впиваю вновь

И вижу только чрез любовь,

Что небеса так детски сини.

Бывало, плача и шутя,

Я знал любовь слепой резвушкой,

Теперь же в чепчике, старушкой,

Она лишь пестует дитя.

1915

383

Весны я никак не встретил,

А ждал, что она придет.

Я даже не заметил,

Как вскрылся лед.

Комендантский катер с флагом

Разрежет свежую гладь,

Пойдут разнеженным шагом

В сады желать.

Стало сразу светло и пусто,

Как в поминальный день.

Наползает сонно и густо

Тревожная лень.

Мне с каждым утром противней

Заученный, мертвый стих...

Дождусь ли весенних ливней

Из глаз твоих!?

1915

384

Как месяц молодой повис

Над освещенными домами!

Как явственно стекает вниз

Прозрачность теплыми волнами!

Какой пример, какой урок

(Весной залога сердце просит)

Твой золотисто-нежный рог

С небес зеленых нам приносит?

Я трепетному языку

Учусь апрельскою порою.

Разноречивую тоску,

Клянусь, о, месяц, в сердце скрою!

Прозрачным быть, гореть, манить

И обещать, не обещая,

Вести расчисленную нить,

На бледных пажитях мерцая!

1915

385

М. Бамдасу

Ведь это из Гейне что-то,

А Гейне я не люблю.

Твой шепот, полудремота

Весенняя, я ловлю.

Во Франкфурте, что на Майне,

Серенький, теплый денек,

Обречен я сладкой тайне

И свято ее сберег.

Зовут Вас фрейлейн Ревекка,

А может быть, фрау Рахиль.

Про Вас говорили от века

Песни, картина ль, стихи ль.

Увижу ль хоть край одежды?

Откроется ль новый мир?

Поэту так мало надежды:

Отец Ваш - важный банкир.

На крыши надменных зданий,

Дождик, слезы пролей!

Из всех прощенных страданий

Страданья любви - светлей.

[1916]

386

Разбукетилось небо к вечеру,

Замерзло окно...

Не надо весеннего ветра,

Мне и так хорошо.

Может быть, все разрушилось,

Не будет никогда ничего...

Треск фитиля слушай,

Еще не темно...

Не навеки душа замуравлена

Разве зима - смерть?

Алым ударит в ставни

Страстной четверг!

1917

387

Листья, цвет и ветка

Все заключено в одной почке.

Круги за кругами сеткой

Суживаются до маленькой точки.

Крутящийся книзу голубь

Знает, где ему опуститься.

Когда сердце делается совершенно голым,

Видно, из-за чего ему стоит биться.

Любовь большими кругами

До последнего дна доходит,

И близорукими, как у вышивальщиц, глазами

В сердце сердца лишь Вас находит.

Через Вас, для Вас, о Вас

Дышу я, живу и
страница 1
Кузмин М.А.   Нездешние вечера (Стихи 1914-1920)