горам камней ряды сереют,

По камням сверкает светлый ключ.

В облаках зари румяна рдеют,

Из-за туч широк прощальный луч.

О Корфу, цветущая пустыня,

Я схожу на твой счастливый брег!

Вечер тих, как Божья благостыня,

Кроток дух, исполнен тихих нег.

2

О вольные сыны беспечности суровой,

Насколько вы милей, чем дети городов!

Дремотный дух навей, дубравы кров дубовый,

Голконду бы отдать за горы я готов!

Горды вы и просты, но нет средь вас обмана,

Улыбка ваших жен открыта и чиста.

Кто злобой поражен, кого сочится рана,

Пусть радостно спешит в священные места.

О вольные орлы, друзья моей тревоги,

Парите выше скал и выше облаков,

Ах, долго я искал заоблачной дороги,

Куда бы мог бежать темницы и оков.

Счастливые края, счастливые селенья,

Целительный бальзам мне в сердце пролился,

Я горным высотам предам свои волненья,

Я вольной простоте с весельем предался.

3

Легче птицы, легче стрел

Горный танец, быстр и смел,

Кончен круг, и вновь сначала

Тучкой вьется покрывало.

Гнися вниз, как нарцисс,

О Фотис, Фотис, Фотис!

Слышишь скрипок жгучий звук?

Видишь кольца смуглых рук?

Поспешай, приспело время

Бросить в пляску злое бремя!

Не стройней кипарис,

О Фотис, Фотис, Фотис!

Завевай и развевай

Хоровод наш, милый май.

Не хочу я знать, не знаю,

Где конец настанет маю.

Локон твой как повис,

О Фотис, Фотис, Фотис!

Белой павой дева ступит,

Кто ее казною купит?

Пролетает, улетает,

Точно тучка в небе, тает.

Белый рис - крылья риз,

О Фотис, Фотис, Фотис!

4

О Фотис, скажи, какою силой

Ты мой взор усталый привлекла

И землей живою нарекла,

Что считал я мертвою могилой?

Кто тебя в унылости немилой

Мне послал, весеннего посла?

Как цветок цветет на дне долины,

Ты росла в кругу своих подруг,

И далек любовный был недуг,

Как весной ручья далеки льдины.

Ах, не знать тебе бы той кручины

И не звать к себе напрасных мук!

Ты смогла невинностью стыдливой

Победить блистательных цариц.

О, стрела опущенных ресниц,

Ты сильней, чем взгляд любви счастливой.

Так сверкнет средь ночи молчаливой

Белый блеск трепещущих зарниц.

Но, кропя меня водой живою,

Ты сама, Фотис, уже не та:

Ты - чиста, как прежде, и свята,

Но навек уж лишена покою,

И теперь я знаю, хоть и скрою,

Что во сне твердят твои уста.

5

Сестры, о сестры! судьба злая,

Спрячусь куда я твоих стрел?

Горя не чая, к нему шла я,

Срок жгучей страсти меж тем зрел.

Я потеряла покой ночи,

Я потеряла покой дней,

Дома скрываться уж нет мочи,

Страстью гонимой, судьбы злей.

Выйду на площадь, скажу сестрам

(Пусть подивятся, подняв бровь!),

Как пронзена я мечом острым,

Яда лютее моя кровь!

Милое имя, язык странный,

Лепет невнятный - твоя речь.

Голос твой звонкий - призыв бранный,

Светлые взоры - любви меч!

О, я сгораю, где тень рощи?

Где ты, прозрачный лесной ключ?

Пение птиц мне бичей жестче,

Как беспощаден дневной луч!

6

Не ты ли приходила

Под тень чинар?

Всех сил сильнее сила

Полночных чар.

Травой росистой скрыты

Твои следы,

Бледны твои ланиты,

Боясь беды.

Стоит мой конь ретивый,

Не бьет, не ржет,

Струю стремит ленивый

Поток вперед.

Никто нам не помеха,

Отбрось твой страх.

Ни шепота, ни смеха

В густых
страница 16
Кузмин М.А.   Глиняные голубки (Третья книга стихов)