I

501-515. ФОРЕЛЬ РАЗБИВАЕТ ЛЕД

А. Д. Радловой

1

ПЕРВОЕ ВСТУПЛЕНИЕ

Ручей стал лаком до льда:

Зимнее небо учит.

Леденцовые цепи

Ломко брянчат, как лютня.

Ударь, форель, проворней!

Тебе надоело ведь

Солнце аквамарином

И птиц скороходом - тень.

Чем круче сжимаешься

Звук резче, возврат дружбы.

На льду стоит крестьянин.

Форель разбивает лед.

2

ВТОРОЕ ВСТУПЛЕНИЕ

Непрошеные гости

Сошлись ко мне на чай,

Тут, хочешь иль не хочешь,

С улыбкою встречай.

Глаза у них померкли

И пальцы словно воск,

И нищенски играет

По швам жидовский лоск.

Забытые названья,

Небывшие слова...

От темных разговоров

Тупеет голова...

Художник утонувший

Топочет каблучком,

За ним гусарский мальчик

С простреленным виском...

А вы и не дождались,

О, мистер Дориан,

Зачем же так свободно

Садитесь на диван?

Ну, память-экономка,

Воображенье-boy,

Не пропущу вам даром

Проделки я такой!

3

ПЕРВЫЙ УДАР

Стояли холода, и шел "Тристан".

В оркестре пело раненое море,

Зеленый край за паром голубым,

Остановившееся дико сердце.

Никто не видел, как в театр вошла

И оказалась уж сидящей в ложе

Красавица, как полотно Брюллова.

Такие женщины живут в романах,

Встречаются они и на экране...

За них свершают кражи, преступленья,

Подкарауливают их кареты

И отравляются на чердаках.

Теперь она внимательно и скромно

Следила за смертельною любовью,

Не поправляя алого платочка,

Что сполз у ней с жемчужного плеча,

Не замечая, что за ней упорно

Следят в театре многие бинокли...

Я не был с ней знаком, но все смотрел

На полумрак пустой, казалось, ложи...

Я был на спиритическом сеансе,

Хоть не люблю спиритов, и казался

Мне жалким медиум - забитый чех.

В широкое окно лился свободно

Голубоватый леденящий свет.

Луна как будто с севера светила:

Исландия, Гренландия и Тулэ,

Зеленый край за паром голубым...

И вот я помню: тело мне сковала

Какая-то дремота перед взрывом,

И ожидание, и отвращенье,

Последний стыд и полное блаженство...

А легкий стук внутри не прерывался,

Как будто рыба бьет хвостом о лед...

Я встал, шатаясь, как слепой лунатик,

Дошел до двери... Вдруг она открылась...

Из аванложи вышел человек

Лет двадцати, с зелеными глазами;

Меня он принял будто за другого,

Пожал мне руку и сказал: "Покурим!"

Как сильно рыба двинула хвостом!

Безволие - преддверье высшей воли!

Последний стыд и полное блаженство!

Зеленый край за паром голубым!

4

ВТОРОЙ УДАР

Кони бьются, храпят в испуге,

Синей лентой обвиты дуги,

Волки, снег, бубенцы, пальба!

Что до страшной, как ночь, расплаты?

Разве дрогнут твои Карпаты?

В старом роге застынет мед?

Полость треплется, диво-птица;

Визг полозьев - "гайда, Марица!"

Стоп... бежит с фонарем гайдук...

Вот какое твое домовье:

Свет мадонны у изголовья

И подкова хранит порог,

Галереи, сугроб на крыше,

За шпалерой скребутся мыши,

Чепраки, кружева, ковры!

Тяжело от парадных спален!

А в камин целый лес навален,

Словно ладан, шипит смола...

Отчего ж твои губы желты?

Сам не знаешь, на что пошел ты?

Тут о шутках, дружок, забудь!

Не богемских лесов вампиром

Смертным братом пред целым миром

Ты назвался, так будь же брат!

А законы у нас в остроге,

Ах,
страница 1
Кузмин М.А.   Форель разбивает лед (Стихи 1925-1928)