взглядом всматривался ходатай сбоку в лицо Цвета, и Цвет успел заметить, что у него глаза теперь были не пустые и не светлые, как рань ше, а темно-карие, глубокие, и не жестко-холодные, а смягченные, почти ласковые Приехав домой, Тоффель провел Ивана Степановича в кабинет, заботливо усадил его в кресло, опустил оконные занавески и зажег электричество.

Потом он приказал лакею принести коньяку и, когда тот исполнил приказание, собственноручно запер за ним дверь - Выпейте-ка, дорогой мой патрон и клиент, - сказал он, наливая Цвету большую рюмку. - Выпейте, успокойтесь и поговорим - Он слегка погладил его по колену - Ну-с, самое главное свершилось Вы назвали слово И, видите, ничего страшного не произошло Коньяк согрел и успокоил Цвета Но в нем уже не было ни вражды к Тоффелю, ни презрения, ни прежнего с ним повелительного обращения. Он самым простым тоном, в котором слышалось кроткое любопытство, спросил - Вы - Мефистофель?

- О нет, - мягко улыбнулся Тоффель. - Вас смущает Меф. Ис - начальные слоги моего имени, отчества и фамилии?. Нет, мой друг, куда мне до такой знатной особы. Мы - существа маленькие, служилые... так себе серая команда.

- А мой секретарь?

- Ну, этот-то уж совсем мальчишка на побегушках. Ах, как вы его туром великолепно испарили. Я любовался. Но и то сказать, - нахал!

Однако о деле, добрейший Иван Степанович. Ну, что же? Испытали могущество власти?

- Ах, к черту ее.

- Будет! Сыты?

- Свыше головы Какая гадость!

- Я рад слышать это Но не было ли у вас. Нет, не теперь, не теперь Теперь вы во сне. А еще раньше, наяву, когда вы не были сказочным миллионером и кумиром золотой молодежи, а просто служили скромным канцелярским служителем в Сиротском суде. Не было ли у вас какого-нибудь затаенного, маленького, хоть самого ничтожного желаньишка!

Цвет прояснел и сказал твердо:

- Конечно же, было... Мне так хотелось получить первый чин коллежского регистратора и выйти на улицу в форменной фуражке - Исполнено, - сказал Тоффель серьезно.

- Да, но если это опять сопряжено с какими-нибудь чудесами в решете?

- Без всяких чудес. Так хотите?

- Очень.

- Через минуту это сбудется. Скажите еще раз слово. Цвет сказал с расстановкой:

- Афро-Аместигон.

- Вот и все, - кивнул головой Тоффель. - А теперь послушайте меня.

Вы совершенно случайно овладели великой тайной, которой тьма лет, больше тридцати столетий. Ее когда-то извлек из недр невидимого мира духов сам царь Соломон. От него она перешла к фини-кинянам, к халдеям, потом к индийским мудрецам, потом попала опять в Египет, затем в Испанию, во Францию и, наконец, в Россию. Вместе с этой тайной вы получили ни с чем не сравнимую, поразительно громадную власть. Тысячи незримых существ служат вам, как преданные рабы, и в том числе я, принявший этот потертый внешний облик и этот глупый боевой псевдоним. И счастье ваше, что вы оказались человеком с такой доброй душой и с таким... не обижайтесь, мой милый... с таким... как бы это сказать повежливее... простоватым умом. Злодей на вашем месте залил бы весь земной шар кровью и осветил бы его заревом пожаров. Умный стремился бы сделать его земным раем, но сам погиб бы жестокой и мучительной смертью. Вы избежали того и другого, и я скажу вам по правде, что вы и без каббалистического слова - носитель несомненной, сверхъестественной удачи.

Но сколькими огромными человеческими соблазнами вы пренебрегли, мой милый Цвет! Вы могли бы объездить весь земной шар и увидеть его во всем его роскошном разнообразии, с
страница 46
Куприн А.И.   Звезда Соломона