помощи медицинской трубы. Сосед, занимающий комнату возле уборной стоял в дверях, абсолютно судьбе

покорный. Тот, кому принадлежала квартира, гулял по коридору от прихожей до сортира. Племянник покойника, желая развеселить

собравшихся гостей кучку, заводил грамофон, вертя ручку. Дворник, раздумывая о привратности

человеческого положения, заворачивал тело покойника в таблицу

умножения. Варвара Михайловна шарила в

покойницком комоде не столько для себя, сколько для

своего сына Володи. Жилец, написавший в уборной "пол не

марать", вытягивал из-под покойника железную

кровать. Вынесли покойника, завернутого в бумагу, положили покойника на гробовую

колымагу. Подъехал к дому гробовой шарабан. Забил в сердцах тревогу громовой

барабан.

1933 г.

113. НЕИЗВЕСТНОЙ НАТАШЕ

Скрепив очки простой веревкой,

седой старик читает книгу.

Горит свеча, и мглистый воздух в

страницах ветром шелестит.

Старик, вздыхая гладит волос и

хлеба черствую ковригу,

Грызет зубов былых остатком и громко

челюстью хрустит.

Уже заря снимает звезды и фонари на

Невском тушит,

Уже кондукторша в трамвае бранится

с пьяным в пятый раз,

Уже проснулся невский кашель и

старика за горло душит,

А я стихи пишу Наташе и не смыкаю

светлых глаз.

23 января 1935 года.

114. НЕБО

Кричит петух. Настало утро.

Уже спешит за утром день.

Уже и ночи Брамапутра

Шлет на поля благую тень.

Уже прохладой воздух веет,

Уже клубится пыль кругом.

Дубовый листик, взвившись, реет.

Уже гремит над нами гром.

Уже Невой клокочет Питер,

И ветр вокруг свистит в лесах,

И громоблещущий Юпитер

Мечом сверкает в небесах.

Уже поток небесный хлещет,

Уже вода везде шумит.

Но вот из туч все реже блещет,

Все дальше, дальше гром гремит.

Уже сверкает солнце шаром

И с неба в землю мечет жар,

И поднимает воду паром,

И в облака сгущает пар.

И снова страшный ливень льется,

И снова солнца шар блестит

То плачет небо, то смеется,

То веселится, то грустит.

19 августа 1935 года.

115. НЕТЕПЕРЬ

Это есть Это.

То есть То.

Это не есть Это.

Остальное либо это, либо не это.

Все либо то, либо не то.

Что не то и не это, то не это и не то.

Что то и это, то и себе Само.

Что себе Само, то может быть то, да не

это, либо это, да не то.

Это ушло в то, а то ушло в это. Мы

говорим: Бог дунул.

Это ушло в это, а то ушло в то, и нам

неоткуда выйти и некуда прийти.

Это ушло в это. Мы спросили: где?

Нам пропели: тут.

Это вышло из тут. Что это? Это То.

Это есть то.

То есть это.

Тут есть это и то.

Тут ушло в это, это ушло в то, а то

ушло в тут.

Мы смотрели, но не видели.

А там стояли это и то.

Там не тут.

Там то.

Тут это.

Но теперь там и это и то.

Но теперь и тут это и то.

Мы тоскуем и думаем и томимся.

Где же теперь?

Теперь тут, а теперь там, а теперь

тут, а теперь тут и там.

Это было то.

Тут быть там.

Это, то, там, быть, Я, Мы, Бог.

29 мая 1930 года.

116. СТРАСТЬ

Я не имею больше власти

таить в себе любовные страсти.

Меня натура победила,

я, озверев, грызу удила,

из носа валит дым столбом

и волос движется от страсти надо лбом.

Ах если б мне иметь бы галстукнежный,

сюртук из сизого сукна,

стоять бы в позе мне небрежной,

смотреть бы сверху из
страница 69
Хармс Д.И.   Я думал о том, как прекрасно все первое !