полу, поет):

Мурка кошечка

молочко приговаривала

на подушку прыгала

и на печку прыгала

прыг, прыг.

Скок, скок. ЕЛИЗАВЕТА БАМ [КРИЧИТ]: Дзы калитка! Рубашка! ве

ревка! ИВАН ИВАНОВИЧ (приподнимаясь): Прибежали два плот

ника и спрашивают: в чем дело? ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Котлеты! Варвара Семенна! ИВАН ИВАНОВИЧ (кричит, стиснув зубы): Плясунья на

проволо-о-о! ЕЛИЗАВЕТА БАМ (спрыгивая со стула): Я вся блестя

щая! ИВАН ИВАНОВИЧ (бежит вглубь комнаты):Кубатура этой

комнаты нами не изведана.

Кулисы подают Папашу и Мамашу. ЕЛИЗАВЕТА БАМ (бежит на другой конец сцены): Свои

люди, сочтемся! ИВАН ИВАНОВИЧ (прыгая на стул): Благополучие Пен

сильванского пастуха и пасту-у-у-у! ЕЛИЗАВЕТА БАМ (прыгая на другой стул): Иван Ива-а

а-а! ПАПАША (показывая коробочку): Коробочка из дере-е

е-е! ИВАН ИВАНОВИЧ (со стула): Пока-а-а! ПАПАША: Возьми посмо-о-о! МАМАША: Ау-у-у-у-у! ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Нашла подберезови-и-и-и! ИВАН ИВАНОВИЧ: Пойдемте на озеро! ПАПАША: Ау-у-у-у-у! ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Ау-у-у-у-у! ИВАН ИВАНОВИЧ: Я вчера Кольку встретил! МАМАША: Да что Вы-ы-ы? ИВАН ИВАНОВИЧ: Да, да. Встретил, встретил. Смотрю,

Колька идет и яблоко несет. Что, говорю, ку

пил? Да, говорит, купил. Потом взял и дальше

пошел. ПАПАША: Скажите пожалуйста-а-а-а-а! ИВАН ИВАНОВИЧ: Нда. Я его спросил: ты что, яблоки

покупал или крал? А он говорит: зачем крал?

Покупал. И пошел себе дальше. МАМАША: Куда же это он пошел? ИВАН ИВАНОВИЧ: Не знаю. Не крал, не покупал. По

шел себе. ПАПАША: С этим не совсем любезным приветствием се

стра привела его к более открытому месту, где

были составлены в кучу золотые столы и кресла,

и штук пятнадцать молодых девиц весело болтали

между собой, сидя на чем Бог послал. Все эти

девицы сильно нуждались в горячем утюге и все

отличались странной манерой вертеть глазами,

ни на минуту не переставая болтать. ИВАН ИВАНОВИЧ: Друзья, мы все тут собрались. Ура! ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Ура! МАМАША И ПАПАША: Ура! ИВАН ИВАНОВИЧ (дрожа и зажигая спичку): Я хочу

сказать вам, что с тех пор, как я родился,

прошло 38 лет. ПАПАША И МАМАША: Ура! ИВАН ИВАНОВИЧ: Товарищи. У меня дом есть. Дома же

на сидит. У ней много ребят. Я их сосчитал

10 штук. МАМАША (топчась на месте): Дарья, Марья, Федор,

Пелагея, Нина, Александр и четверо других. ПАПАША: Это все мальчики? ЕЛИЗАВЕТА БАМ (бежит вокруг сцены):

Оторвалась отовсюду!

Оторвалась и побежала!

Оторвалась и ну бегать! МАМАША (бежит за Елизаветой Бам): Хлеб есшь? ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Суп есшь? ПАПАША: Мясо есшь? (Бежит.) МАМАША: Муку есшь? ИВАН ИВАНОВИЧ: Брюкву есшь? (Бежит.) ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Баранину есшь? ПАПАША: Котлеты есшь? МАМАША: Ой, ноги устали! ИВАН ИВАНОВИЧ: Ой, руки устали! ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Ой, ножницы устали! ПАПАША: Ой, пружины устали! МАМАША: На балкон дверь открыта! ИВАН ИВАНОВИЧ: Хотел бы я подпрыгнуть до четверто

го этажа. ЕЛИЗАВЕТА БАМ: Оторвалась и побежала! Оторвалась

и ну бежать! ПАПАША: Караул, моя правая рука и нос такие же

штуки, как левая рука и ухо! ХОР (под музыку на мотив увертюры):

До свидания, до свидания.

!! - !

Наверху говорит сосна,

а кругом говорит темно.

На сосне говорит кровать,

а в кровати лежит супруг.

До свидания, до свидания.

!! - !

!! - !

Как-то раз прибежали мы

! - ! в бесконечный дом.

А в окно наверху глядит

сквозь очки молодой старик.

До свидания, до свидания.

!! - !

!! - !

Растворились ворота,

показались ! - !
страница 63
Хармс Д.И.   Я думал о том, как прекрасно все первое !