000! Ну идем скорей!


Дудкин

Да во что же я оденусь?


Валаамов и Дудкин на авансцене


Валаамов

Так пойдешь!


Дудкин

Так нехорошо!


Валаамов

Ну мой костюм одевай!


Дудкин

А ты в чем же?


Валаамов

А я в твоем пальто пойду!


Дудкин

Тогда уж лучше мне в пальто идти!


Валаамов

Все равно! Иди ты в твоем пальто.


Дудкин

А ты в своем костюме пойдешь?


Валаамов

А я в своем костюме.


Дудкин (заикаясь)


конец 1920-х годов

Даниил Иванович Хармс



* * *


портной снял с меня мерку

и сшил мне новые синие штаны. Отдел я новые штаны и погнался за бабочкой,

но сам попался в рыболовную сеть.

сел я на солнышке пообсохнуть, а захотел встать и не могу.

стал я кричать и на помощь звать.

прибежал портной


1930 год?

Даниил Иванович Хармс



* * *


Дорогой мой, купите мне бубенчик.

Сейчас посмотрю, хватит ли у меня фиников.

А потом купите мне табуретку.

Я очень устал.

Ну у тогда бегите на станцию и купите мне четырех коней.

На которую станцию мне бежать?

Лучше всего на правую.

Далеко ли до правой станции?

Я уже не помню сколько туда шагов.

Я пойду туда пешком.

Принесите мне люстру и мешок отрубей.

Я св


1930—1933 гг.?

Даниил Иванович Хармс



* * *


Веля – Меня зовут Веля.

Мркоков – Подожди, это ли надо было сказать?

Веля – Сядем сядем и подумаем.

(Мркоков садится и Веля садится).

Мркоков – Ну?

Веля – Ты ел сегодня труху?

Мркоков – Я очень обижен. Почему я должен есть труху?

Веля – Я не то хотела сказать. Я хотела сказать: ты видел сегодня паходу?

Мркоков – Как можешь ты так говорить. Ты знаешь ведь, что я редька.

Веля – Редька Мркоков. Вот это странно.

Мркоков – Я был сегодня в магазине

там было много огруцов

они лежали все в корзине

и только восемь на полу

Я сосчитал их было восемь

и два приказчика

Ты веришь или нет?


1930—1931 гг.

Даниил Иванович Хармс



* * *


Сейчас ещё не устоялся наш быт. Еще нет бытового героя. А если он есть, то его ещё не замечает глаз. А если его и замечает глаз, то не узнают его другие.

Либо вечно либо невечно. Почти вечно не существует, оно есть простое невечно. Но явление почти невечно возможно, хотя мы отнесем его к вечному. В наших устах оно прозвучит как только могущее совершиться, т.е. вечное, но могущее стать невечным. Как только оно совершится, оно станет нашим уже невечным. Но существует ли несовершившееся? Я думаю в вечном – да.

Приступить хочу к вещи состоящей из 11 самостоятельных глав. 11 раз жил Христос, 11 раз падает на землю брошенное тело. 11 раз отрекаюсь я от логического течения мысли.

Название второй главы должно быть: перекладина. Это перекладина снятая с четырехконечного Креста.


1931 год

Даниил Иванович Хармс



* * *


Сила заложенная в словах должна быть освобождена. Есть такие сочетания из слов, при которых становится заметней действие силы. Нехорошо думать, что эта сила заставит двигаться предметы. Я уверен, что сила слов может сделать и это. Но самое ценное действие силы почти неопределимо. Грубое представление этой силы мы получаем из ритмов метрических стихов. Те сложные пути, как помощь метрических стихов при двиганье каким-либо членом тела, тоже не должны считаться вымыслом. Это грубейшее и в то же время слабейшее проявление словесной силы. Дальнейшие действия этой силы вряд ли доступны нашему рассудительному пониманию. Если можно думать о методе
страница 90
Хармс Д.И.   Рассказы, сценки, наброски