букет цветов.


Гость Фёдор

Или вот этот гребешок.


Солдат в трусиках

Или вот эту пылинку.


Гости

Тише! тише! слушайте! Сейчас дядя Воль расскажет анегдот.


дядя Воль встав на стул


Прочёл я в одной французской книжке анегдот. Разсказать?


Гости

Да – да!


Татьяна Николаевич

Безусловно!


Дядя Воль

Одна маленькая девочка несла своей бедной матери пирожок с капустой и с лучком. Пирожок был испечен на чистом сливочном маслице и посыпан тминцем.


Гости

Ох хо хо хо хо! Уморил!


Дядя Воль

Постойте, это ещё не всё, ещё дальше есть! Подходит к девочке добрый господин и даёт золотую монету и говорит: Вот тебе девочка золотая монета, отнеси её твоей бедной матери.


Гости

Ха ха ха! Ловко он её!


Дядя Воль

А она представьте и говорит: я прачка.


Гости

Ха ха ха!


Дядя Воль

А добрый господин достал из кормана рояль.


Гости

Ха ха ха ха!


Княгиня Манька-Дунька

Ой не могу, зубы даже заболели! Честное слово!


Хозяин

Ну пора и по домам.


Хозяйка

Досвидание досвидание дорогие гости!


Гости

Досвидание досвидание. Вот уйдём и дом подожгём.


Хозяйка

Ах ты мать честная!


Хозяин

Вот же раз!


1931 год

Даниил Иванович Хармс



* * *


Как известно, у Безименского очень тупое рыло.

Вот однажды, Безименский стукнулся своим рылом о табурет.

После этого рыло поэта Безименского пришло в полную негодность.


август —сентябрь 1934 года

Даниил Иванович Хармс



* * *


Как только Иван Яковлевич приблизился к столу, свист прекратился. Иван Яковлевич прислушался и сделал ещё шаг. Нет, свист не повторялся. Иван Яковлевич подошёл к столу и выдвинул ящик. В ящике была только грязная вставочка, которая с гохотом покатилась и стукнулась в стенку ящика. Иван Яковлевич выдвинул другой ящик. В этом ящике ничего не было, и только на дне самого ящика лиловым, чернильным карандашом было написано: «Свиньи». Иван Яковлевич задвинул оба ящика и сел на стул.


середина 1930-х годов

Даниил Иванович Хармс



* * *


из дыма появляется Кукурузов


Кукурузов

Эй люди! Несите его сюда! Тут, на этом месте произойдёт кровавая расплата. Я ждал этого мгновения без малого четыре года. Час пробил! Играйте трубы!


вынимает платок и вытирает им вспотевший лоб


Да, если есть загробная жизнь, то ещё вопрос: всякий ли достоин её.


начало 1930-х годов

Даниил Иванович Хармс



* * *


Миронов завернул в одеяло часы и понёс их в керосинную лавку. По дороге Миронов встретил Головлёва. Головлёв при виде Миронова спрятался за папиросную будку. «Что вы тут стоите?» – начал приставать к нему папиросник. Чтобы отвязаться, Головлёв купил у папиросника мундштук и коробку зубного порошка. Миронов видел всё это, на чём, собственно говоря, рассказ и заканчивается.




* * *


Миронов бил Головлёва по морде, приговаривая: «Вот тебе порох, собачий мошенник!»


20 августа 1934 года

Даниил Иванович Хармс



* * *


Промокнув от дождя, Сикорский дрожал и стучался в калитку. Ему открыли спустя минут двадцать. Сикорский просился переночевать. Его пустили, но с тем условием, что он уйдёт чуть свет.

Чуть свет Сикорский ушёл. И, глядя на восходящее солнце и на траву, Сикорский чувствовал прилив новых сил.


август 1934 года

Даниил Иванович Хармс



* * *


В окно влетел маленький кузнечик. Петров стал стаканом ловить этого кузнечика. Петрова салфеткой гнала кузнечика в угол, а сын
страница 87
Хармс Д.И.   Рассказы, сценки, наброски