удивлением смотрела на Клопова и молчала.

– Это все неправда,– сказал Клопов.– Я выдумал про медный взгляд сейчас, вот тут, сидя с вами на скамейке. Я, видите ли, разбил сегодня свои часы, и мне все представляется в мрачном свете.

Клопов вынул из кармана платок, развернул его и протянул даме разбитые часы.

– Я носил их шестнадцать лет. Вы понимаете, что это значит? Разбить часы, которые шестнадцать лет тикали у меня вот тут под сердцем? У вас есть часы?


19… год

Даниил Иванович Хармс



Новый талантливый писатель


Андрей Андреевич придумал рассказ.

В старинном замке жил принц, страшный пьяница. А жена этого принца, наоборот, не пила даже чаю, только воду и молоко пила. А муж ее пил водку и вино, а молока не пил. Да и жена его, собственно говоря, тоже водку пила, но скрывала это. А муж был бесстыдник и не скрывал. «Не пью молока, а водку пью!» – говорил он всегда. А жена тихонько, из-под фартука, вынимала баночку и хлоп, значит, выпивала. Муж ее, принц, говорит: «Ты бы и мне дала». А жена, принцесса, говорит: «Нет, самой мало. Хю!» – «Ах ты», говорит принц, «ледя!» И с этими словами хвать жену об пол! Жена себе всю харю расшибла, лежит на полу и плачет. А принц в мантию завернулся и ушел к себе на башню. Там у него клетки стояли. Он, видите ли, там кур разводил. Вот пришел принц на башню, а там куры кричат, пищи требуют. Одна курица даже ржать начала. «Ну ты,– говорит ей принц,– шантоклер! Молчи, пока по зубам не попало!» Курица слов не понимает и продолжает ржать. Выходит, значит, что курица на башне шумит, принц, значит, матерно ругается, а жена внизу, на полу лежит – одним словом, настоящий содом.

Вот какой рассказ выдумал Андрей Андреевич. Уже по этому рассказу можно судить, что Андрей Андреевич крупный талант. Андрей Андреевич очень умный человек. Очень умный и очень хороший!


12 и 30 октября 1938 года

Даниил Иванович Хармс



Всестороннее исследование


Ермолаев

Я был у Блинова, он показал мне свою силу. Ничего подобного я никогда не видел. Это сила зверя! Мне стало страшно. Блинов поднял письменный стол, раскачал его и отбросил от себя метра на четыре.


Доктор

Интересно было бы исследовать это явление. Науке известны такие факты, но причины их непонятны. Откуда такая мышечная сила, ученые ещё сказать не могут. Познакомьте меня с Блиновым: я дам ему исследовательскую пилюлю.


Ермолаев

А что это за пилюля, которую вы собираетесь дать Блинову?


Доктор

Какая пилюля? Я не собираюсь давать ему пилюлю.


Ермолаев

Но вы же сами только только что сказали, что собираетесь дать ему пилюлю.


Доктор

Нет, нет, вы ошибаетесь. Про пилюлю я не говорил.


Ермолаев

Ну уж извините, я-то слышал, как вы сказали про пилюлю.


Доктор

Нет.


Ермолаев

Что нет?


Доктор

Не говорил!


Ермолаев

Кто не говорил?


Доктор

Вы не говорили.


Ермолаев

Чего я не говорил?


Доктор

Вы, по-моему, чего-то недоговариваете.


Ермолаев

Я ничего не понимаю. Чего я недоговариваю?


Доктор

Ваша речь очень типична. Вы проглатываете слова, недоговариваете начатой мысли, торопитесь и заикаетесь.


Ермолаев

Когда же я заикался? Я говорю довольно гладко.


Доктор

Вот в этом-то и есть ваша ошибка. Видите? Вы даже от напряжения начинаете покрываться красными пятнами. У вас ещё не похолодели руки?


Ермолаев

Нет. А что?


Доктор

Так. Это мое предположение. Мне кажется, вам уже тяжело дышать. Лучше сядьте, а то вы можете
страница 18
Хармс Д.И.   Рассказы, сценки, наброски