порошок, а ноги выставив из дверей на свежий воздух.

Ночь прошла. Настало утро. Проснулись гуси и пришли в сад пощипать свежую травку. Потом проснулись коровы, потом собаки и, наконец, встала скотница Пелагея.


середина 1930-х годов

Даниил Иванович Хармс



* * *


Однажды один человек по имени Андриан, а по отчеству Матвеевич и по фамилии Петров, посмотрел на себя в зеркало и увидел, что его нос как бы слегка пригнулся книзу и в то же время выступил горбом несколько вперёд. Потрогав нос рукой, Андриан Матвеевич Петров решил, что это как-нибудь обойдётся, и что нос вовсе никуда не пригибался и никуда не выдавался, и что это ему просто так показалось. Посмотрев ещё раз в зеркало, Андриан Матвеевич пожал плечами и отправился на службу.

Однако на службе сразу обратили внимание на нос Андриана Матвеевича.

– Посмотрите,– сказал Карл Иванович,– у Андриана Матвеевича нос как бы несколько изогнулся книзу.

– Я тоже смотрю,– сказал Николай Ипполитович.– и все не могу понять, что такое с Андрианом Матвеевичем. А вы совершенно правильно заметили: действительно, нос как бы несколько изогнулся книзу.

– Это верно, Николай Ипполитович,– сказал Пантелей Игнатьевич,– Карл Иванович совершенно правильно приметил, что нос Андриана Матвеевича изогнулся несколько книзу. Это и я тоже совершенно отчетливо наблюдаю.

– Я вижу, что тут что-то не то,– сказал Мафусаил Галактионович.– Смотрю на Андриана Матвеевича, а Карл Иванович и говорит Николаю Ипполитовичу, что нос у Андриана Матвеевича стал несколько книзу, так что даже Пантелею Игнатьевичу от окна это заметно.

– Вот и Мафусаил Галактионович заметил,– сказал Игорь Валентинович,– что нос у Андриана Матвеевича, как правильно сказал Карл Иванович Николаю Ипполитовичу и Пантелею Игнатьевичу, несколько приблизился ко рту своим кончиком.

– Ну уж не говорите, Игорь Валентинович,– сказал, подходя к говорившим, Парамон Парамонович,– будто Карл Игнатьевич сказал Николаю Ипполитовичу и Пантелею Игнатьевичу, что нос Андриана Матвеевича, как заметил Мафусаил Галактионович, изогнулся несколько книзу.


1934—1935 гг .

Даниил Иванович Хармс



* * *


Лыкин сидел у окна и курил трубку. По улице мимо окна шел Сашин и нес арбуз.

Увидя в окне Лыкина, Сашин остановился и сказал:

– Вот дурак, сидит себе и курит, а жена его крутит с Мухиным.

Лыкин услышал слова Сашина и высунулся из окна.

– Эй вы!– крикнул он.– Чего вы плетете про мою жену?

Сашин сказал:

– Вот дурак, делает вид, что сам не знает.

– Послушайте!– крикнул Лыкин.– Зайдйте-ка ко мне на минутку.

Сашин сказал:

– Этот дурак приглашает меня к себе. Зайти или не заходить?

Сашин положил арбуз на землю около плетня и вошёл в дом Лыкина.


1934—1936 гг.?
страница 103
Хармс Д.И.   Рассказы, сценки, наброски