глупостью.
Однако он мне дал мысль; ступайте к нам в полк... Нет, не в их полк, а в
военную: отчего мне не быть военным? О! ремесло Цесаря! сына Филиппова! Быть
вождем полмиллиона героев! Самому воспевать свои победы! воин-поэт! Но быть
министром! тоже значительно, завидно. Ну, что ж? разве нельзя всё это
сдружить вместе? Так, я буду законодателем-полководцем и стихотворцем, и вы
меня одобрите, существа кротости!.. Существа очаровательные! всё в жертву
вам!.. Но, боже мой! как здесь долго таятся в неге! Я так давно снедаем
ожиданием. Ах! если б теперь мог увидеть ту, которая давно живет здесь, в
моем сердце, знакомую незнакомку, которая часто появлялась мне в
сновидениях, светла, как Ора, легка, как Ириса, - величественный стан,
сафирные глаза, русые, льну подобные, волосы, черты... Кто-то идет - две
женщины!.. Сердце, ты вещун! - это она с субреткою... Мой идеал!.. Она!..


ЯВЛЕНИЕ 8

Звёздова, Варинька, Беневольский

Звёздова. Я теперь только узнала, что вы приехали, и очень жалею, что
не могла прежде... Что с вами сделалось? Не дурно ли вам?
Беневольский (кланяясь). Нет-с, ничего-с. Честь имею себя
рекомендовать.
Звёздова. Вы долго ехали из Казани?
Беневольский. Счетом времени только неделю, а счетом сердца целый век.
Звёздова. Видно, что-нибудь вас сюда торопило?
Беневольский. Ах! сударыня, вы не знаете любви!
Звёздова. Это очень лестно для вашей невесты. Но вы ее видите в первый
раз.
Беневольский. В первый раз! Нет, я ее вижу не в первый раз.
Звёздова. Разве вы бывали прежде в Петербурге?
Беневольский. Никак нет-с,
Звёздова. Когда ж вы могли ее видеть?
Беневольский, Всегда: в часы уединенного труда, в минуты деятельной
чувствительности, досуга шутливого, крылатой фантазии.
Звёздова. Да где же?
Беневольский. Везде: образ ее носился в облаках воздушных, выглядывал
из ручейка долинного, отражался в каплях росы на листочках утренних...
Звёздова. Теперь я понимаю: вы шутите.
Беневольский, Одни сердца холодные могут шутить.
Звёздова (тихо Барыньке), Он говорит так странно...
Варинька (тихо Звёздовой), Странно, просто вздор; и за него хотят меня
выдать. Ах! сжальтесь хоть вы.
Беневольский (в сторону). Она в смущении! Еще слово, и я счастлив.
Звёздова. Вы, кажется, поэт?
Беневольский, Так! Я не ошибся! Я счастлив! Я любим!
Звёздова. Что такое?
Беневольский. Вы меня узнали?
Звёздова. Узнала ли я?..
Беневольский. Вы меня поняли?
Звёздова. Нет, право...
Беневольский. Трепещут ли в вас те струны, которые издали голос в моем
сердце?
Звёздова (Вариньке). Он с ума сходит,
Варинька (Звёздовой). Помилуйте, с чего ему сойти?
Беневольский. Я желал, и свершилось; я искал бессмертия в любви,
божества в природе, - и ангел возвышенных мыслей предстал мне во всем
велелепии.
Звёздова. Что вы говорите? опомнитесь.
Беневольский. Сердце имеет свою память. Вы приметили тот восторг,
который не в силах был я удержать при первой нашей встрече? - в нем слышали
вы голос пиитической совести.
Звёздова. Я, сударь, в жизнь мою ничего подобного не видала и не
слыхала. (Вариньке) Побудь с ним, ради бога, мне сил недостает его слушать.
(Уходит)


ЯВЛЕНИЕ 9

страница 7