Нет, его уж нет больше, но он был. Помилуйте, что ж вы
читаете?
Полюбин. Мало ли что? Только не то именно, что вы назвали, и не то, что
на это похоже.
Беневольский (смотрит на него с презрением и отходит в сторону). Не
читал ни "Сына Отечества", ни "Музеума", ха! ха! ха! Этакое невежество в
девятнадцатом столетии! в Петербурге! - Я перед ним робел! и я перед ним
скромничал! (Садится на стул) Вы, сударь, спрашивали, какие мои виды вдаль?
Вот они: жизнь свободная, усмешка Музы - вот все мои желанья... Ни чины, ни
богатства для меня не приманчивы: что они в сравнении с поэзиею?
Полюбин (в сторону). Каков же! Однако, вы дурно делаете, что не хотите
служить. С вашими способностями, с вашими познаниями не мудрено, что вы со
временем попадете...
Беневольский (с восторгом). В чины?
Полюбин. В государственные люди... каких, конечно, у нас немного.
Беневольский (вскакивая со стула). Ась? Возможно ли! Быть полезным
государству! Это превосходно, это именно мое дело. Я прошел полный курс
этико-политических наук, политическую историю, политическую-экономию,
политику в строгом смысле, право естественное, право народное, право
гражданское, право уголовное, право римское, право...
Полюбин. Право, не надобно столько прав, ни столько политики; я, как
видите, ничего этого не проходил, а статский советник.
Беневольский. В ваши лета?
Полюбин. Представьте, чем вы можете сделаться!
Беневольский. Как вы благородно судите! Жаль только, что слишком
пренебрегаете изящной словесностью.
Полюбин. Я? нисколько!
Беневольский. Как же? не читаете "Сына Отечества".
Полюбин. Что ж делать?
Беневольский. Зачните его читать, сделайте одолженье, зачните; право
это вам не будет бесполезно, особливо при вашем здравом рассудке. - Но быть
государственным человеком, министром, чрезвычайно приятно! Не почести, с
этим сопряженные: это дым, мечта, но слава прочная, незыблемый памятник в
потомстве! - О, поприще государственного человека завидно; да как бы на него
попасть?
Полюбин. А поэзия?
Беневольский. Прелестная игра воображения, отрада в скуке; но дело
министра существеннее, решает задачи народов. Я себе представляю не для
того, чтоб я в этом был уверен; но если бы оно случилось, чтобы я был
министром... (Задумывается)


ЯВЛЕНИЕ 6

Беневольский, Полюбин, Саблин

Саблин. Здорово, Полюбин! как ты рано здесь нынче дежуришь! (Взглянув
на Беневольского, отводит Полюбина в сторону) Скажи, пожалуй, давно ли
сестра пускает к себе в дом таких куриозов? Это чорт знает, что такое!
Полюбин. Это тот жених, об котором, помнишь, Звёздов прожужжал
Вариньке.
Саблин. Казанский?
Полюбин. Как видишь, налицо.
Саблин. Чудо!
Полюбин. Хочешь ли, я вас познакомлю. (Саблин делает знак согласия)
Евлампий Аристархович! позвольте представить вам моего друга, Евгения
Ивановича Саблина. (Беневольский раскланивается)
Саблин (Беневольскому). Для первого знакомства, скажите-ко, батюшка,
чем вы на белом свету промышляете?
Беневольский. Как ваш вопрос? извините. (Тихо Полюбину) Я не понимаю
его,
Полюбин (тихо Беневольскому). Человек военный, говорит просто; хотите
ли, я за вас ему отвечу?
Беневольский (Полюбину). Вы меня обяжете.
Полюбин (Саблину).
страница 5