Федька. Виноват, сударь, у меня обычай такой: как мне зачнут сказки
читать, так и задремлется, - еще бывало смолода, как наш дьячок, слово в
слово такой же мастер, как и ваша милость...
Беневольский. Прочь со своими сравнениями, в пыли таящаяся душа! прочь,
пока гнев не совсем овладел мною. (Федька отходит, садится на сундук и
засыпает. Беневольский продолжает читать)

Дотоль, рука с рукой,
Мы по стезям незримым
Спешим, о друг! с тобой
К бессмертью, в бесконечность!
А там! - награда... вечность!

И это я написал! это излилось из моего пера! - Федька!.. Он спит,
жалкий человек! вместилище физических потребностей!.. И все люди почти
таковы! с кем я ни встречался здесь в столице, ни один не чувствует этого
стремленья, этого позыва души - туда! к чему-то высшему, незнаемому! - Но
тем лучше: как велик между ими всеми тот один, кто, как я, вознесен ввыспрь
из среды обыкновенности! - Рука фортуны отяготела надо мною, я проиграл мои
деньги, - но дары фантазии всегда при мне, они всё поправят. Вельможи, цари
будут внимать строю моей лиры, н золото и почести рекою польются на певца.
Но я ими не дорожу, я доволен одною славою, уделом великим.


ЯВЛЕНИЕ 11

Те же и Швейцар

Швейцар. Скоро ли, сударь, опростаете квартиру?
Беневольский. Что такое?
Швейцар. Скоро ли вы изволите отселе выбраться!
Беневольский. Пожар? неужли пожар? Федька! мои бумаги! спаси мои
бумаги! в них всё мое богатство.
Швейцар. Нет, сударь, бог милостив, еще ничто не горит.
Беневольский. Нет? что ж ты сказал?
Швейцар. Я спрашивал, скоро ли вы отселе съезжаете?
Беневольсккй. Разве тебе Александр Петрович велел?
Швейцар. Нет, он об вас ничего не приказывал; а уж как он изволил
отправиться в деревню, а барыня съехала на дачу, так когда вы опростаете
комнату? я бы запер.
Беневольский. Не может быть. Как это? давно ли? так скоро? будто
Александр Петрович уехал?
Швейцар. Изволил уехать.
Беневольский. В деревню? далеко ли?
Швейцар. Вотчина его Прилиповка в Костромской губернии, верст отселе
девятьсот с десятком, да в Рязанской село Потешное, верст будет побольше
тысячи, да около Нижнего барынина деревня Березовка, деревня большая, тоже
душ тысячи с полторы.
Беневольский. В которую же он теперь уехал?
Швейцар. Да бог весть, люди на-двое говорили.
Беневольский. Неужли он ничего не приказывал перед отъездом?
Швейцар. Изволил крепко наказывать, чтоб штучные полы везде починить,
где расклеились, да люстру из галдареи вынести...
Беневольский. Да обо мне что?
Швейцар. Об вас он ничего не приказывал.
Беневольский. Верно ты не знаешь; кто еще в доме есть, кроме тебя?
Швейцар. Ни одного живого человека: барыня шестерых людей забрала с
собою на дачу, а остальные кое-куда разбрелись.
Беневольский. Что ж мне делать?
Швейцар. Как станете перевозиться, дайте мне знать с вашим человеком:
надо будет здесь убрать после вас.
Беневольский. Зачем же мне переезжать?
Швейцар. Барин крепко наказывал, чтоб здесь никому не оставаться,
что-де комнаты все станут заново расписывать.
Беневольский. И мне велел переезжать?
Швейцар. Об вас он ничего
страница 28