брата...
Полюбин. Потише, господин Беневольский, не горячитесь. Варвара
Николаевна с первого разу, как вас увидела...
Беневольский. Предалась чувству симпатии, которое от мест отдаленных
невольно увлекало нас друг к другу?..
Полюбин. Напротив, она вас терпеть не может,
Беневольский. Ха! ха! ха!
Полюбин. Что вы смеетесь без пути?
Беневольский. Кто вам сказал, что она меня терпеть не может?
Полюбин. Она сама.
Беневольский. Она! и просила вас мне это сказать?
Полюбин. Да, она поручила мне поговорить с вами, и я...
Беневольский. Не трудитесь понапрасну, я давно всё знаю, всё понял.
Полюбин. Вы ничего не понимаете.
Беневольский. Всё, я говорю вам, всё; вот в. чем дело...
Полюбин. Совсем нет, дайте мне сказать одно: слово.
Беневольский. Нет, позвольте уж мне наперед, и вы согласитесь, что я
всё знаю.
Полюбин (в сторону). Что делать с дураком, который свое несет?
Беневольский. Вот изволите видеть: Варинька...
Полюбин. Прошу вас: Варвара Николаевна.
Беневольский, Помилуйте, не всё ли равно? мы можем...
Полюбин. Вы никак не можете.
Беневольский. Пожалуй, хоть Варвара Николаевна, - слышала, как я при
ней изъяснялся в любви ее превосходительству...
Полюбин. Что ж вы твердите о своих проказах? их без того все знают.
Беневольский. Как вы это назвали?
Полюбин. Проказы.
Беневольский. Вы сказали точно так, как оно и есть, и увидите почему. -
Ей, напротив, не говорил я на; слова о любви, обошелся с нею, как со
служанкою...
Полюбин. Какая дерзость!
Беневольский. Терпенье, прошу вас, терпенье! Всё это вместе должно было
поразить сердце юное, нежное, едва начинающее любить; она на меня
рассердилась и, верно, называет меня чудовищем...
Полюбин. Уродом.
Беневольекий. Так должно быть, я это всё знаю. Вы видите ли теперь, что
вам нечего было мне говорить?
Полюбин. С вами точно говорить напрасно:
Беневольский. И так, слушайте: я догадался, что они нарочно взяли на
себя каждая не свою роль, я притворился, будто обманут; но меня обмануть
трудно, я всё приметил и внутренно смеялся, смотря на смущение одной и
досаду другой. - Вам самим смешно?
Полюбин. Вы имеете дар всякого рассмешить.
Беневольский. Но сделайте одолженье, выведите ее из заблужденья; я ее
довольно помучил, пора перестать, не правда ли?
Полюбин. Давно пора. (В сторону) С ним говорить нечего.


ЯВЛЕНИЕ 10

Те же и Саблин
(Во время разговора Саблина с Полюбиным Беневольский отворяет дверь,
Федька вносит пожитки, они расставляют их по местам)

Саблин (Полюбину). А, ты здесь! а там по тебе стосковались. Уж я
сжалился, да пришел за тобой. Ты с приятелем о стихах что ли толкуешь?
Полюбин. Какие, братец, стихи! я целые полчаса бьюсь с ним понапрасну,
хочу ему сказать, чтоб он Вариньку оставил в покое, если не хочет, чтоб я
его самого обеспокоил.
Саблин. Ну что ж он? когда вы деретесь? я секундант, что ли?
Полюбин. Чего, братец! он ни слова не понимает, либо не хочет понять.
Возьмись хоть ты его вразумить.
Саблин. Я? Нет, брат, я стихами говорить не мастер. Да что ты к нему
приступил, из чего бьешься? разве тебе честь будет убить студента? Оставь
это, и положись во всем на Настасью Ивановну,
Полюбин, Пожалуй;
страница 19