* * *

Песня волжских босяков, записанная М. Горьким

Солнце всходит и заходит, А в тюрьме моей темно. Дни и ночи часовые Стерегут мое окно. Как хотите стерегите, Я и так не убегу. Мне и хочется на волю Цепь порвать я не могу

В ЧЕРНОМОРЬЕ

Знойно. Тихо... Чудный вид! Там, далеко,- море спит, С берегов же в волны пали Тени тонких миндалей, И чинары в них купали Зелень пышную ветвей; И в прибрежной белой пене, Как улыбка эти тени Как улыбка старых гор, Чьи угрюмые вершины Вознеслись туда, в пустынный, Голубой простор, Где суровый их гранит От земли туманом скрыт.

Важно, молча и сурово В бархат неба голубого Смотрят главы старых гор, Сизой дымкою объяты. И пугают мысль и взор Их крутые к морю скаты. Им в дали небес не слышны Вздохи волн и пены пышной Этот стройный плеск и шум, Полный нежной, сладкой ложью, Шум, притекший к их подножью, Чтоб нарушить мир их дум.

Но безмолвны и угрюмы Схоронили скалы думы Глубоко в гранит сырой. И одеты облаками Так стоят они веками, Тешась шумной волн игрой. В мягком пухе нежной пены Волны скалам, как сирены, Что-то нежно так поют, Но в ответ на них набеги Тайн суровые ковчеги Ничего им не дают: Ни намека, ни полслова, Ничего из тайн былого...

Между камня выползали Полусонные кусты Роз, жасминов и азалий, И кадили их цветы Душной, сочною истомой Небесам, объятым дремой, Морю, серым грудам скал, На которых чинно в ряд Сели чайки и следят: Не дарит ли их тот вал, Что пришел из дали зыбкой, Золотистой вкусной рыбкой?

Но седой, на эти груды Набегая,- им дарил Только брызги - изумруды, И о чем-то говорил... И, взмахнувши гребнем белым, Вновь бросал движеньем смелым Разноцветных брызг каскад. А ему с вершины горной Лысый гриф свой крик задорный Вниз кидал... И вал назад Уходил, кипя сердито, О твердыни скал разбитый.

Моря даль покрыта сонной Дымкой нежного опала. Глубиной своей бездонной В волны небо там упало И смешалось с ними странно. Мягко эти два титана, Оба полны южным зноем, Грудь на грудь друг другу пали, Обнялись, слились - и спали. И не видным глазу роем Там, по светлой синей выси, Надо мной в ту даль неслися Грез гирлянды... В чудном сне Сам я жил,- казалось мне...

ДЕВУШКА И СМЕРТЬ

Сказка

I

По деревне ехал царь с войны.

Едет - черной злобой сердце точит.

Слышит - за кустами бузины

Девушка хохочет. Грозно брови рыжие нахмуря, Царь ударил шпорами коня, Налетел на девушку, как буря, И кричит, доспехами звеня:

"Ты чего,- кричит он зло и грубо,

Ты чего, девчонка, скалишь зубы?

Одержал враг надо мной победу,

Вся моя дружина перебита,

В плен попала половина свиты,

Я домой, за новой ратью еду,

Я - твой царь, я в горе и обиде,

Каково мне глупый смех твой видеть?" Кофточку оправя на груди, Девушка ответила царю:

"Отойди,- я с милым говорю!

Батюшка, ты, лучше, отойди".

Любишь, так уж тут не до царей,Некогда беседовать с царями! Иногда любовь горит скорей Тонкой свечки в жарком божьем храме.

Царь затрясся весь от дикой злости, Приказал своей покорной свите:

"Ну-те-ко, в тюрьму девчонку бросьте,

Или, лучше,- сразу удавите!" Исказив угодливые рожи, Бросились к девице, словно черти, Конюхи царевы и вельможи,Предали девицу в руки Смерти.

II

Смерть всегда злым демонам покорна, Но в тот день она была не в духе,Ведь весной любви и жизни зерна Набухают даже в ней, старухе. Скучно век возиться с тухлым мясом, Истреблять в нем разные болезни; Скучно мерять время смертным часом Хочется пожить побесполезней.
страница 1
Горький М.   Стихотворения, Баллады, Прибаутки