ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Е г о р Б у л ы ч о в.

К с е н и я - его жена.

В а р в а р а - дочь от Ксении.

А л е к с а н д р а - побочная дочь.

М е л а н и я - игуменья, сестра жены.

З в о н ц о в - муж Варвары.

Т я т и н - его двоюродный брат.

М о к е й Б а ш к и н.

В а с и л и й Д о с т и г а е в.

Е л и з а в е т а - жена его.

А н т о н и н а |

А л е к с е й | - дети от первой жены

П а в л и н - поп.

Д о к т о р.

Т р у б а ч.

З о б у н о в а - знахарка.

П р о п о т е й - блаженный.

Г л а ф и р а - горничная.

Т а и с ь я - служанка Мелании.

М о к р о у с о в - полицейский.

Я к о в Л а п т е в - крестник Булычова.

Д о н а т - лесник.

ПЕРВЫЙ АКТ

Столовая в богатом купеческом доме. Тяжёлая громоздкая мебель. Широкий кожаный диван, рядом с ним - лестница во второй этаж. В правом углу фонарь (полукруглый, треугольный или многогранный остеклённый выступ в стене здания на высоту одного, двух и более этажей - Ред.), выход в сад. Яркий зимний день. К с е н и я , сидя у стола, моет чайную посуду. Г л а ф и р а , в фонаре, возится с цветами. Входит А л е к с а н д р а , в халате, в туфлях на босую ногу, непричёсанная, волосы рыжие, как и у Егора Булычова.

К с е н и я. Ох, Шурка, спишь ты...

Ш у р а. Не шипите, не поможет. Глаша - кофе! А где газета?

Г л а ф и р а. Варваре Егоровне наверх подала.

Ш у р а. Принеси. На весь дом одну газету выписывают, черти!

К с е н и я. Это кто - черти?

Ш у р а. Папа дома?

К с е н и я. К раненым поехал. Черти-то - Звонцовы?

Ш у р а. Да, они. (У телефона.) Семнадцать - шестьдесят три.

К с е н и я. Вот я скажу Звонцовым-то, как ты их честишь!

Ш у р а. Позовите Тоню!

К с е н и я. До чего ты дойдёшь?

Ш у р а. Это ты, Антонина? На лыжах едем? Нет? Почему? Спектакль? Откажись! Эх ты, - незаконная вдова!.. Ну, хорошо.

К с е н и я. Как же это ты девушку-то вдовой зовёшь?

Ш у р а. Жених у неё помер или нет?

К с е н и я. Всё-таки она - девушка.

Ш у р а. А вы почему знаете?

К с е н и я. Фу, бесстыдница!

Г л а ф и р а (подаёт кофе). Газету Варвара Егоровна сама принесёт.

К с е н и я. Больно много ты знаешь для твоих лет. Гляди: меньше знаешь - крепче спишь. Я в твои годы ничего не знала...

Ш у р а. Вы и теперь...

К с е н и я. Тьфу тебе!

Ш у р а. Вот сестрица шествует важно. Бонжур, мадам! Комман са ва? (Как дела (франц.) - Ред.)

В а р в а р а. Уже одиннадцать, а ты не одета, не причёсана...

Ш у р а. Начинается.

В а р в а р а. Ты всё более нахально пользуешься тем, что отец балует тебя... и что он нездоров...

Ш у р а. Это ты - надолго?

К с е н и я. А что ей отцово здоровье?

В а р в а р а. Я должна буду рассказать ему о твоём поведении...

Ш у р а. Заранее благодарна. Кончилось?

В а р в а р а. Ты - дура!

Ш у р а. Не верю! Это не я - дура.

В а р в а р а. Рыжая дура!

Ш у р а. Варвара Егоровна, вы совершенно бесполезно тратите энергию.

К с е н и я. Вот и учи её!

Ш у р а. И у вас портится характер.

В а р в а р а. Хорошо... хорошо, милая! Мамаша, пойдёмте-ка в кухню, там повар капризничает...

К с е н и я. Он - не в себе, у него сына убили.

В а р в а р а. Ну, это не резон для капризов. Теперь столько убивают...

(Ушли.)

Ш у р а. А если бы у неё красавца Андрюшу ухлопали, вот бы взвилась!

Г л а ф и р а. Зря вы дразните их. Пейте скорее, мне здесь убирать надо. (Ушла, унося самовар.)

(Шура сидит, откинувшись на спинку стула, закрыв глаза, руки - на затылке
страница 1
Горький М.   Егор Булычов и другие