Нужно, чтобы она
непременно знала, без того у ней и то, и это... (показывает жестами) -- все
уж будет не то.
Яичница (в сторону). Ну, об этом заботься кто другой. А я пойду да
обсмотрю со двора дом и флигеля: если только все как следует, так сего же
вечера добьюсь дела. Эти женишки мне не опасны -- народ что-то больно
жиденький. Таких невесты не любят.
Жевакин. Пойти выкурить трубочку. А что, не по дороге ли нам? Вы где,
позвольте спросить, живете?
Анучкин. А на Песках, в Петровском переулке.
Жевакин. Да-с, будет круг: я на острову, в Восемнадцатой линии; а
впрочем, все-таки я вас попровожу.
Стариков. Нет, тут что-то спесьевато. Ай припомните потом, Агафья
Тихоновна, и нас. С моим почтением, господа! (Кланяется и уходит.)
ЯВЛЕНИЕ XXI
Подколесин и Кочкарев.
Подколесин. А что ж, пойдем и мы.
Кочкарев. Ну что, ведь правда, хозяйка мила?
Подколесин. Да что! мне, признаюсь, она не нравится.
Кочкарев. Вот на! это что? Да ведь ты сам согласился, что она хороша.
Подколесин. Да так, как-то не того: и нос длинный, и по-французски не
знает.
Кочкарев. Это еще что? тебе на что по-французски?
Подколесин. Ну, все-таки невеста должна знать по-французски.
Кочкарев. Почему ж?
Подколесин. Да потому что... уж я не знаю почему, а все уж будет у ней
не то.
Кочкарев. Ну вот, дурак сейчас один сказал, а он и уши развесил. Она
красавица, просто красавица; такой девицы не сыщешь нигде.
Подколесин. Да мне самому сначала она было приглянулась, да после, как
начали говорить: длинный нос, длинный нос, -- ну, я рассмотрел, и вижу сам,
что длинный нос.
Кочкарев. Эх ты, пирей, не нашел дверей! Они нарочно толкуют, чтобы
тебя отвадить; и я тоже не хвалил, -- так уж делается. Это, брат, такая
девица! Ты рассмотри только глаза ее: ведь это черт знает что за глаза;
говорят, дышат! А нос -- я не знаю, что за нос! белизна алебастр! Да и
алебастр не всякий сравнится. Ты рассмотри сам хорошенько.
Подколесин (улыбаясь). Да теперь-то я опять вижу, что она как будто
хороша.
Кочкарев. Разумеется, хороша! Послушай, теперь, так как они все ушли,
пойдем к ней, изъяснимся -- и все кончим!
Подколесин. Ну, этого я не сделаю.
Кочкарев. Отчего ж?
Подколесин. Да что ж за нахальство? Нас много, пусть она сама выберет.
Кочкарев. Ну да что тебе смотреть на них: боишься соперничества, что
ли? Хочешь, я их всех в одну минуту спроважу.
Подколесин. Да как же ты их спровадишь?
Кочкарев. Ну, уж кто мое дело. Дай мне только слово, что потом не
будешь отнекиваться.
Подколесин. Почему ж не дать? изволь. Я не отпираюсь: я хочу жениться.
Кочкарев. Руку!
Подколесин (подавая). Возьми!
Кочкарев. Ну, этого только мне и нужно.
ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ
Комната в доме Агафьи Тихоновны.
ЯВЛЕНИЕ 1
Агафья Тихоновна одна, потом Кочкарев.
Агафья Тихоновна. Право, такое затруднение -- выбор! Если бы еще один,
два человека, а то четыре. Как хочешь, так и выбирай. Никанор Иванович
недурен, хотя, конечно, худощав; Иван Кузьмич тоже недурен. Да если сказать
правду. Иван Павлович тоже хоть и толст, а ведь очень видный мужчина. Прошу
покорно, как тут быть? Балтазар Балтазарыч опять мужчина с достоинствами. Уж
как трудно решиться, так просто рассказать нельзя, как трудно! Если бы губы
Никанора Ивановича да приставить к
страница 14
Гоголь Н.В.   Женитьба