Ах, извините! я немножко туговат на ухо. Я, право,
думал, что вы изволили сказать, что покушали яичницу.
Иван Павлович. Да что делать? я хотел было уже просить генерала, чтобы
позволил называться мне Яичницын, да свои отговорили: говорят, будет похоже
на "собачий сын".
Жевакин. А это, однако ж, бывает. У нас вся третья эскадра, все офицеры
и матросы, -- все были с престранными фамилиями: Помойкин, Ярыжкин,
Перепреев, лейтенант. А один мичман, и даже хороший мичман, был по фамилии
просто Дырка. И капитан, бывало: "Эй ты, Дырка, поди сюда!" И, бывало, над
ним всегда пошутишь. "Эх ты, дырка эдакой!" -- говоришь, бывало, ему.
Слышен в сенях звонок.
Фекла бежит через комнату отворять.
Яичница. А, здравствуй, матушка!
Жевакин. Здравствуй; как живешь, душа моя?
Анучкин. Здравствуйте, матушка Фекла Ивановна.
Фекла (бежит впопыхах). Спасибо, отцы мои! Здорова, здорова. (Отворяет
дверь.)
В сенях раздаются голоса: "Дома?" -- "Дома". Потом несколько почти
неслышных слов, на которые Фекла отвечает с досадою: "Смотри ты какой!"
ЯВЛЕНИЕ XVII
Те же, Кочкарев, Подколесин и Фекла.
Кочкарев (Подколесину). Ты помни, только кураж, и больше ничего.
(Оглядывается и раскланивается с некоторым изумлением; про себя.) Фу-ты,
какая куча народу! Это что значит? Уж не женихи ли? (Толкает Феклу и говорит
ей тихо.) С которых сторон понабрала ворон, а?
Фекла (вполголоса). Тут тебе ворон нет, все честные люди.
Кочкарев (ей). Гости-то несчитанные, кафтаны общипанные.
Фекла. Гляди налет на свой полет, а и похвастаться почем: шапка в
рубль, а щи без круп.
Кочкарев. Небось твои разживные, по дыре в кармане. (Вслух.) Да что она
делает теперь? Ведь эта дверь, верно, к ней в спальню? (Подходит к двери.)
Фекла. Бесстыдник! говорят тебе, еще одевается.
Кочкарев. Эка беда! что ж тут такого? Ведь только посмотрю, и больше
ничего. (Смотрит в замочную скважину.)
Жевакин. А позвольте мне полюбопытствовать тоже.
Яичница. Позвольте взглянуть мне только один разочек.
Кочкарев (продолжая смотреть). Да ничего не видно, господа. И
распознать нельзя, что такое белеет: женщина или подушка.
Все, однако ж, обступают дверь и продираются взглянуть.
Чш... кто-то идет!
Все отскакивают прочь.
ЯВЛЕНИЕ XVIII
Те же, Арина Пантелеймоновна и Агафья Тихоновна. Все раскланиваются.
Арина Пантелеймоновна. А по какой причине изволили одолжить посещением?
Яичница. А по газетам узнал я, что желаете вступить в подряды насчет
поставки лесу и дров, и потому, находясь в должности экзекутора при казенном
месте, я пришел узнать, какого роду лес, в каком количестве и к какому
времени можете его поставить.
Арина Пантелеймоновна. Хоть подрядов никаких не берем, а приходу рады.
А как по фамилии?
Яичница. Коллежский асессор Иван Павлович Яичница.
Арина Пантелеймоновна. Прошу покорнейше садиться. (Обращается к
Жевакину и смотрит на него.) А позвольте узнать...
Жевакин. Я тоже, в газетах вижу объявляют о чем-то: дай-ка, думаю себе,
пойду.. Погода же показалась хорошею, по дороге везде травка...
Арина Пантелеймоновна. А как-с по фамилии?
Жевакин. А лейтенант морской службы в отставке, Балтазар Балтазаров
Жевакин-второй. Был у нас еще другой Жевакин, да тот еще прежде моего вышел
в отставку: был ранен, матушка, под коленком, и пуля так
страница 11
Гоголь Н.В.   Женитьба