неприлично… Я и прежде хотел вам это заметить, но всё как-то позабывал. Также этот народ имеет обыкновение развешивать на дверях для сушки свои онучки и листья табаку, называемого бакуном. Оно конечно, делается для того, чтобы высушить, но я несколько раз хотел вам заметить, что воздух в присутственных местах очень густ [„Также этот народ ~ очень густ“ вычеркнуто РЛ6] … Кроме того дурно, что висит у вас в самом присутствии охотничий арапник и рог; [а. как в тексте, б. дурно, что у вас высушивается в самом присутствии табак и над самим шкафом с бумагами висит охотничий арапник РЛ6] конечно, я знаю, вы любите охоту; но всё знаете на время его лучше принять, а там, как проедет ревизор, так вы опять его можете повесить. Также подсудок [а. как в тексте, б. заседатель РЛ6] ваш: он может быть очень хороший человек и сведущий в своем деле, но от него знаете такой запах, как будто бы он только что вышел из винокуренного завода. Это тоже не хорошо. Я хотел давно об этом сказать вам, но был, не помню, развлечен чем-то. Есть этакие средства, которые могут это несколько поправить [несколько поправить, если уже это, действительно, как он говорит, что у него природный запах. РЛ6, „если уже ~ запах“ приписано сверху РЛ6]. Можно ему посоветовать есть лук или чеснок или что-нибудь другое. В этом случае может помочь разными средствами или медикаментами Христиан Иванович.

Аммос Федорович. Нет, этого уже невозможно выгнать. Впрочем это у него уж природный запах: [Вместо „Впрочем, это ~ запах“: кто его знает РМ10, PЛ6 (здесь зачеркнуто)] говорит, [он говорит точно РМ10, РЛ6] что как-то его [„его“ вычеркнуто РМ10; нет РЛ6] в детстве мамка его ушибла и с того времени отдает от него совершенно как водкою [Вместо „и с того ~ водкою“: и с того времени от него отдает немного водкою РМ10, РЛ6]. Городничий. Да я так только заметил вам. Насчет же внутреннего распоряжения и того, что называет в письме Андрей Иванович грешками, я ничего не могу сказать, да и странно говорить, потому что нет человека, который бы за собою не имел каких-нибудь грехов. Это уже так самим богом устроено, и волтерианцы напрасно против этого говорят.

Аммос Федорович. Как же вы говорите, Антон Антонович, грешки? [Вместо „Как же ~ грешки“: Что ж вы полагаете, Антон Антонович, грешками? PМ10, РЛ6] Грешки грешкам рознь. У меня если есть грешки, то самые невинные! Ведь я, как вам известно, беру взятки борзыми щенками.

Городничий. Ну, щенками или чем другим [а. как в тексте, б. или собаками РЛ6], всё взятки.

Аммос Федорович. Э, нет, Антон Антонович, это совсем не то. Вот у вас, например, шуба стоит пятьсот рублей, да…

Городничий. Ну, а что из того, что вы берете взятки борзыми щенками? Зато вы в бога не веруете; вы в церковь никогда не ходите; а я по крайней мере в вере тверд и каждое воскресенье бываю в церкве. А вы… я знаю вас: вы если начнете говорить о сотворении мира, то просто волосы дыбом поднимаются.

Аммос Федорович. Да ведь сам собою дошел, собственным умом.

Городничий. Ну, в этом случае бог знает. Ежели слишком много ума, то бывает иной раз хуже, чем бы его совсем не было. Впрочем, я так только упомянул об уездном суде; а оно вряд ли кто когда-нибудь заглянет туда: это уж такое завидное место, сам бог ему покровительствует. А вот вам, Лука Лукич, так как смотрителю учебных заведений, нужно позаботиться особенно насчет учителей: они люди конечно ученые и воспитывались в разных коллегиях, но имеют очень странные поступки, натурально неразлучные с ученым званием. Один из них
страница 20
Гоголь Н.В.   Приложения к Ревизору