государь, выслушать.

Хлестаков, в окно. Пропустить ее.


ЯВЛЕНИЕ IX.


[Явление XII]

Хлестаков и слесарша.

Слесарша, кланяясь в ноги. Милости прошу твоей, [Милости твоей прошу] государь!

Хлестаков. Да что ты за женщина?

Слесарша. Слесарша, здешняя мещанка: Февронья Петрова Пошлепкина, отец мой.

Хлестаков. Чего тебе нужно?

Слесарша. Милости прошу: на городничего челом бью! Пошли ему бог всякое зло, чтоб ни детям его, ни ему, мошеннику, ни дядьям, ни теткам его ни в чем никакого прибытку не было.

Хлестаков. А что?

Слесарша. Да мужу-то моему приказал забрить лоб в солдаты, и очередь-то на нас не припадала, мошенник такой! да и по закону нельзя: он женатый.

Хлестаков. Как же он мог это сделать?

Слесарша. Сделал мошенник, сделал: побей бог его и на том и на этом свете! чтобы ему, если и тетка есть, то и тетке всякая пакость, и отец, если жив у него, то чтоб и он, каналья, околел, или поперхнулся на веки, мошенник такой. Следовало взять сына портного, он же и пьянюшка был, да родители богатый подарок дали, так он и присыкнулся к сыну купчихи Пантелеевой, а Пантелеева тоже подослала к супруге полотна три штуки; так он ко мне: на что, говорит, тебе муж, он уж тебе не годится. Да я то знаю: годится или не годится; это мое дело, мошенник такой. Он, говорит, вор: хоть он теперь и не украл, да всё равно, говорит, он украдет, его и без того на следующий год возьмут в рекруты. Да мне-то каково без мужа, мошенник такой! я слабый человек, подлец ты такой! чтоб всей родне твоей не довелось видеть света божьего, и если есть теща, то чтоб и теще…

Хлестаков. Хорошо, хорошо матушка. Ступай, ступай! я ему это всё… Ступай с богом. (Выпровожает старуху.)

Слесарша, уходя. [“уходя” нет] Не позабудь, отец наш! будь милостив!

Хлестаков. Хорошо, хорошо (в окно высовываются руки с просьбами). Да кто там еще? (подходит к окну). Не хочу, не хочу! не нужно, не нужно (отходя). Надоели, чорт возьми! не впускай, Осип.

Осип кричит в окно. Пошли, пошли! не время, завтра приходите! (Дверь отворяется и выставляется какая-то фигура во фризовой шинели с небритою бородою, раздутою губою и перевязанною щекою. За ним в перспективе показывается несколько других.)

Осип. Пошел, пошел! чего лезешь? (Упирается ему руками в брюхо [в брюхо руками] и выпирается вместе с ним в прихожую, захлопнув за собою дверь.)


ЯВЛЕНИЕ Х.


[Явление XIII.]

Хлестаков и Марья Антоновна. [Марья Антоновна (входит и останавливается). ]

Марья Антоновна. Ах!

Хлестаков. Отчего вы так испугались, сударыня?

Марья Антоновна. Нет, [Нет право] я не испугалась.

Хлестаков, рисуется. Помилуйте, сударыня, мне очень приятно, что вы меня приняли за такого человека, который [Хлестаков. О, помилуйте, сударыня, я очень рад, что вы обо мне такое мнение… (рисуется).]. Осмелюсь ли спросить вас: куда вы намерены были итти?

Марья Антоновна. Право, я никуда не шла.

Хлестаков. Отчего же, например, вы никуда не шли?

Марья Антоновна. Я думала не здесь ли маминька…

Хлестаков. Нет, мне хотелось бы [я желал бы] знать, отчего вы никуда не шли?

Марья Антоновна. Я вам помешала. Вы закопались [Вы занимались] важными делами.

Хлестаков, рисуется. А ваши глаза [Хлестаков. А ваши глазки] лучше нежели важные дела… Вы никак не можете мне помешать; никаким образом не можете; напротив того, вы можете принесть удовольствие.

Марья Антоновна. Вы говорите [Вы говорите всё] по-столичному.

Хлестаков. Для такой прекрасной особы, как вы. Сделайте милость,
страница 116
Гоголь Н.В.   Приложения к Ревизору