на него сильное впечатление, по крайней мере с тех пор заметили, что он гораздо реже стал говорить подчиненным: как вы смеете? Понимаете ли вы, кто перед вами и с кем вы говорите? Если же произносил, так не т?к энергически и отрывисто и уже по выслушании, в чем дело. С этих самых пор прекратилось появление мертвеца. Видно, генеральская шинель совершенно пришлась по плечам. По крайней мере, не было таких случаев, чтобы с значительных лиц сдергивали шинели. Но в дальних углах всё еще поговаривали, что появлялось привидение в виде чиновника и сам даже квартальный не помню какого-то квартала, человек очень почтенный, признавался за чашкой чаю у одного купца, что привиденье, точно, является, хотя редко; что один коломенской будошник видел собственными глазами как [он вышел и] вдруг и пошел было с ним. Да будучи [Да был] человек слабый и страдая ?, — так что даже один раз, вырвавшись из ворот частного дома, большой поросенок, бросившись ему под ноги, сшиб его с ног к величайшему смеху стоявших извозчиков, [к величайшему смеху извозчиков] с которых он потом за издевку вытребовал грош на табак, — итак ради своей слабости не посмел остановить и всё следовал и что привидение, заметив это, остановилось [остановилось сказав: что тебе нужно] и показало ему кулак необыкновенной величины: Тебе чего хочется? Но будошник, как ни был испуган ?, а всё заметил, что оно сделалось выше ростом и даже носило преогромные усы, но что скоро исчезло ? направившись прямо к Семеновским казармам.



КОЛЯСКА

Городок Б. очень повеселел, когда начал в нем стоять ***кавалерийский полк, а до того времени бывало в нем страх скучно. Бывало проезжаешь, невольно чувствуешь на сердце какую-то тоску. Домики низенькие мазаные, [иной] глядит на улицу так кисло, глина на них обвалилась от дождя и стены, вместо белых, кажутся пегими, крыши большею частью очеретяные, как в южных городах наших, садики для лучшего вида городничий давно приказал вырубить. На улицах ни души [никого] не встретишь, разве только петух перейдет через мостовую [через улицу], мягкую [пышную ?] как пуховик от лежащей в четверть аршина пыли [Далее начато: или в 1? аршина грязи], которая] Далее начато: в одну минуту] при маленьком дожже, как посредством волшебного прутика, в одну минуту превратится в грязь и тогда улицы города Б. наполнятся [Далее следует: в одну минуту] теми животными [толстыми животными], доставляющими нам превосходные окорока, и прохожий слышит такое страшное хрюканье, [Далее начато: с которым никогда бы не сравнилось звук ? какой бы издали если] с которым никогда не сравнится звук, издаваемый городничим во время сна послеобеденного. Самая рыночная площадь [самая площадь] имеет немного печальный вид. Дом портного выходит чрезвычайно глупо не фасадом, а углом. Против него строится лет пятнадцать какое-то каменное строение о двух окнах, далее стоит без всего модный досчатый забор, выкрашенный серою краскою, который на образец другим [лучшим] строениям выстроил городничий во время своей молодости, когда не имел обыкновения играть в бостон [когда не играл в бостон] и отдыхать после обеда. [Далее начато: По средине площади маленькие лавочки] В других местах всё почти плетень. По средине площади небольшие лавочки, и глаз прохожего может только увидеть связку баранков, бабу в красном платке, пуд мыла, несколько фунтов горького миндалю, дробь для стреляния, домикотон [Далее начато: на ?] и двух купеческих приказчиков играющих в свайку. Но как стал в уездном городке
страница 67
Гоголь Н.В.   Повести