вписано. ] носа и своей торговли ничего не видит. Чудной человек: он воображает себе, что политика какой-то осязательный предмет, господин во фраке и башмаках, и притом совершенно абсолютное существо, являющееся мимо художеств, мимо наук, мимо [мимо наук, мимо нравов] людей, мимо жизни, мимо нравов, мимо отличий веков, не стареющее, не молодеющее, ни умное, ни глупое, чорт знает что такое. Впрочем, если ты займешься Гереном с тем, чтоб развить и переделать его по-своему — это другое дело. Я тогда рад, и мне нет дела до того, какое название носит книга. Пять-шесть мыслей новых уже для меня искупают всё. Ну, а известное дело, куда ты сунешь перо свое, то уже, верно, там будет новая мысль. Я готов плюнуть в башку глупому вашему Каченовскому за эдакие проказы. Мне нужны твои Афоризмы. Это, просто, досадно.


Но обратимся к Журналу. Как ему кличка? Да кто будет более всего работать? Киреевский будет? Пожалуста, работайте не так, как вы всегда работаете. Что за лентяи эти москвичи! Ни дать ни взять, как наши малороссияне. Мне кажется, вам жены больше всего мешают. Ради бога, не забывайте, что и кроме жен есть еще такие вещи на свете, о которых нужно подумать. [Далее начато: Что] Печатаешь ли ты Демишеля, которого перевели твои студенты? Пожалуста, печатай скорее хоть новую историю, которую ты, как говоришь, составил. Я сам замышляю дернуть историю средних веков, тем более, что у меня такие роятся о ней мысли [крупные мысли] … но я не раньше, как через год, приймусь писать [писать о ней].


Прощай, целую тебя пятьдесят пять раз.


Твой Г.



М. И. ГОГОЛЬ

1834. Ноября 6, вторник. С. Петербург

Письмо ваше я получил 2-го сего месяца. Очень благодарю вас за сообщение разных известий о вас и о наших знакомых. Очень жалею только, что вы не имеете теперь решительно никаких доходов. Может быть, если бог поможет, после нового года я получу сколько-нибудь денег и, может быть, буду так счастлив, что сколько нибудь облегчу вашу невозможность уплатить хотя самые нужные долги. Жалею, что добрый дедушка мой становится очень слаб. Поцелуйте его за меня и скажите, что я тоже желаю его видеть, а весною постараюсь быть [может быть буду] в Малороссию. Вы желаете знать, по какой части профессор я [чего я профессор] в здешнем университете. Я читаю историю средних веков. Вы до сих пор еще не охладели от страсти к чинам и думаете, что я непременно и чин должен получить выше. Ничуть не бывало, я всё тем же, чем и был, т. е. коллежским асессором и ничего более. Если бы я имел какую-нибудь существенную выгоду для себя в чине, я [Далее начато: не глупил бы?], верно бы, не упустил этим воспользоваться; я не так глуп, чтобы [Далее начато: упустить] пренебречь этим. Но мои обстоятельства и мое положение таково… Но мне нельзя этого растолковать вам. Мы можем не понять друг друга и будем только переводить напрасно бумагу. Оставим чины. Я вас люблю, люблю так, как редкую и примерную мать, — чего же вам более? Вы, верно, меня любите тоже до такой степени, что пощадите напоминанием о том, и в следующем письме, верно, уже не скажете ни слова об этой статье.


Целую ваши ручки и остаюсь любящим вас сыном.


Николай.


Целую крестников моих Николю и Ваню. Как приеду, привезу им по калачу.


С своей стороны я заранее готовлю в желудке место для помещения того пирожного, по поводу которого Мария Васильевна бегает на кухню.



М. П. ПОГОДИНУ

1834 Декабря 14. СПб

Я получил письмо твое от ноября 20. Об Герене я говорил тебе в шутку, между
страница 153
Гоголь Н.В.   Письма 1820-1835 годов