который тоже посылаю, будет прелестен. Кайму к нему я пришлю вам скоро. Она необыкновенно широка и вся в цветах, так что для ландшафта остается небольшая середина ковра, и чрез это ковер очень выдет поразителен: ландшафт с рамкою кажется в отдалении.


Прощайте, бесценная маминька. Дочери ваши посылают вам конфект.


Любящий сын ваш Николай.


Да, квартира моя: Адмиралтейской части в Новом переулке. Дом Демут-Малиновского, близ Мойки.



М. А. МАКСИМОВИЧУ

СПб. 1832, декабря 12

Я думаю, вы, земляче, порядочно меня браните за то, что я до сих пор не откликнулся к вам? Ваша виньетка меня долго задерживала. Тот художник, малоросс в обоих смыслах, про которого я вам говорил и который один мог бы сделать национальную виньетку, пропал как в воду, и я до сих пор не могу его отыскать. Другой, которому я поручил, наляпал каких-то чухонцев и так гадко, что я посовестился вам посылать. О Русь, старая рыжая борода, когда ты поумнеешь? Однако ж жаль, что наши песни будут без виньетки; еще более жаль, если я вас задержал этим. Как же вы поживаете? Можно ли надеяться мне вашего приезду нынешней зимой сюда? А это было бы так хорошо, как нельзя лучше. Я до сих пор не перестал досадовать на судьбу, столкнувшую нас мельком на такое короткое время. Не досталось нам ни покалякать о том и о сем, ни помолчать, глядя друг на друга. Посылаю вам виршу, говоренную запорожцами, и расстаюсь с вами до следующего письма. Адрес мой: 2-й Адмир.алтейской части, в Новом переулке, в доме Демута-Малиновского, близ Мойки. [Далее было: Приезжайте]


Н. Гоголь.


Поклонитесь от меня, когда увидите, Щепкину. Посылаю поклон также земляку, живущему с вами, и желаю ему успехов в трудах, так интересных для нас.



М. И. ГОГОЛЬ

1832 13 декабря СПб

Я получил письмо ваше от 23 ноября третьего дня. Очень рад, что вы здоровы. В письме вы извещаете, между прочим, что хотите продать одну землю, а людей оставить. Но выгодно ли это будет вам? Ведь вам нужно, маминька, денег и в приказ отдать, и в Опекунский совет, и еще несколько тысяч на предполагаемый вами кожевенный завод. — Точно ли притом вы уверены, что люди действительно добры? Ведь им самим верить нельзя. Этот народ лукав: это ничего не значит, что многие помнят вас с измалу. Они, пожалуй, будут падать в ноги, и при этом будут самые бестии. Но довольно об этом. Я уверен, что всё, что вы ни делаете, делаете, посоветовавшись наперед с собственным благоразумием, которое всегда вас выручало.


Об детях не беспокойтесь. Они уже в институте, [Далее начато: и здоровы] покамест ничего не делают, только привыкают. Не знаю, как вас благодарить за гаман. Ожидаю с нетерпением скорее его увидеть.


Желая вам всегдашнего здоровья и во всем успеха остаюсь ваш сын.


Очень благодарен Катерине Ивановне за приписку. Обнимаю сестру мысленно, также и Олиньку.


Прилагаемое при сем письмо отправьте скорее Александру Семеновичу Данилевскому.


Не позабудьте адрес мой: 2-й Адмиралтейской части в Новом переулке, дом Демут-Малиновского.



А. С. ДАНИЛЕВСКОМУ

1832 13 декабря СПб

Стыдно тебе не написать ко мне ни строчки. Я от маминьки слышу, что ты уже не едешь в Петербург, а думаешь служить в Одессе. Если этому виною, как говорят, холод, который ты воображаешь найти в Петербурге, то уверяю тебя, что здесь теперь теплее, нежели у нас, в Малороссии. Вот уже ползимы, слава богу, а еще не было ни одного порядочного морозу. — Термометр постоянно показывает или 2 или один градус тепла. Ты всё
страница 108
Гоголь Н.В.   Письма 1820-1835 годов