истории. Заметки под №№ 3, 4 и 7 написаны на отдельных листах такой же бумаги, как заметки Гоголя по русской истории 1834–1835 гг., и относятся к тому же самому периоду; остальные три заметки связаны, как показал Н. С. Тихонравов, с возвращением Гоголя к работе над историей Украины в Вене в августе 1839 г., когда Гоголь берется за переделку “Тараса Бульбы” и пишет драму из украинской истории.


Отрывок № 5, как указал Н. С. Тихонравов, представляет ряд заметок, сделанных Гоголем при чтении книги Боплана “Описание Украйны” Пер. Ф. Устрялова. СПб., 1832 (цифры, проставленные в рукописи карандашом в скобках, обозначают страницы книги). Заметки Гоголя представляют частью запись фактических сведений о казаках и жизни крестьян на Украине в XVII веке, содержащихся в записках Боплана, частью — художественные наброски, сделанные на основе этих сведений и предназначенные для “Тараса Бульбы” и драмы из украинской истории.


Отрывок № 6, как установил Тихонравов, состоит из подобных же заметок при чтении второй части книги Шерера “Annales de la Petite-Russie, ou l'Histoire des Casaques Saparogues et les Casaques de l'Ukraine”, etc., v. II, Paris, 1788, pp. 13–15, 23–24 (см. Соч. Гоголя, 10 изд., т. I, стр. 629–630).


“Мать казацкая еще не умерла…” — слова (о казацкой вольности), приписываемые Хмельницкому.



ЛЕКЦИИ, НАБРОСКИ И МАТЕРИАЛЫ ПО ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ.

Гоголь преподавал историю в женском Патриотическом институте с февраля 1831 г. по июнь 1835 г. и в Петербургском университете, куда он был назначен адъюнктом по кафедре всеобщей истории летом 1834 г. В университете Гоголь читал исторические курсы в 1834–1835 академическом году и в первом семестре 1835–1836 года. 31 декабря 1835 г. он уволился из университета.


В Патриотическом институте Гоголь читал общий курс истории, в университете — курсы по истории средних веков (в 1834—35 уч. году и в первом семестре 1835—36 уч. года) и древней истории (во втором семестре 1834—35 уч. года).


В официальном отчете о курсах, читавшихся в Петербургском университете в 1834–1835 академическом году, говорится, что “адъюнкт Гоголь-Яновский” читает “древнюю (2 ч.) и среднюю историю (4 ч.) по собственным запискам” (Журн. минист. народного просвещения, 1835, № 2, стр. 317).


Как свидетельствуют письма Гоголя к М. А. Максимовичу и М. П. Погодину за 1832–1835 гг., а также статьи Гоголя “О преподавании всеобщей истории” и “О средних веках”, Гоголь в этот период углубленно занимался историей, много размышлял как над общими теоретическими вопросами истории, так и над проблемами исторической педагогики. Современная Гоголю русская и западноевропейская историческая наука не удовлетворяла его. В письме к Пушкину от 23 декабря 1833 г. Гоголь писал, что всеобщей истории “в настоящем ее виде до сих пор, к сожалению, не только на Руси, но даже и в Европе нет”. В своих письмах Гоголь резко критикует и плоско-эмпирическую историографию, лишенную теоретического фундамента, и отвлеченные идеалистические построения, созданные “мимо людей, мимо жизни, мимо нравов, мимо отличий веков” (там же).


В связи с чтением университетских лекций у Гоголя возникал ряд планов собственных (не доведенных до конца) исторических работ. Об этом свидетельствует, в частности, “Отчет по Санктпетербургскому учебному округу за 1835 год”, в котором, в разделе о состоянии научной работы в университете, говорится: “Адъюнкт по кафедре истории Гоголь-Яновский сверх должности своей по университету принял на себя труд написать
страница 52
Гоголь Н.В.   Наброски, альбомные записи