человек, сравнения с которым никто не в состоянии выдержать в русской и западноевропейской литературе, ибо он "выше всего на свете, со включением в это все и Шекспира и кого угодно" 1, Гоголь становится в его глазах как бы художественным и нравственным критерием в оценке самых различных явлений не только искусства, но и жизни. Приведем в высшей степени интересную выдержку из записи 23 сентября 1848 года:

"Лермонтов и Гоголь, которых произведения мне кажутся совершенно самостоятельны, которых произведения мне кажутся, может быть, самыми высшими, что произвели последние годы в европейской литературе, доказывают для меня, у которого утвердилось мнение, заимствованное из "Отечественных записок" (я вычитал его в статьях о Державине 2), что только жизнь народа, степень его развития определяет значение поэта для человечества... Итак, Лермонтов и Гоголь доказывают, что пришло России время действовать на умственном поприще, как действовали раньше ее Франция, Германия, Англия, Италия" 3.

1 Н. Г. Чернышевский, Полн. собр. соч., т. I, Гослитиздат, М. 1939, стр. 353.

2 Речь идет о статьях Белинского.

3 Н. Г. Чернышевский, Полн. собр. соч., т. I, Гослитиздат, М. 1939, стр. 127.

Все замечательно в этой юношески восторженной записи: и оценка значения творчества двух великих русских писателей, и сознание органической связи поэзии с историей, с жизнью народа.

С первых же своих выступлений в печати Чернышевский, как известно, становится горячим пропагандистом творчества Гоголя, страстным борцом за гоголевское направление в русской литературе.

Огромное значение для правильного понимания личности Гоголя и его творчества имеет статья Чернышевского о "Сочинениях и письмах Н. В. Гоголя", которой завершается настоящий сборник. С несравненной глубиной вскрывает здесь критик противоречия Гоголя, "многосложный его характер" -- писателя и человека.

Критик отмечает поверхностное и ничего не объясняющее противопоставление Гоголя-"художника" -- "мыслителю", создателя "Ревизора" и "Мертвых душ" -- Гоголю-автору "Выбранных мест". Решительно осуждая реакционные идеи этой последней книги, Чернышевский вместе с тем задается целью выяснить, каким же образом, почему пришел к ней гениальный писатель.

Важнейшую причину Чернышевский усматривает в отсутствии у Гоголя "стройно" и сознательных убеждений". Именно поэтому писатель не видел связи между "честными явлениями" и "общею системою жизни". Чернышевский отвергает нелепое предположение, будто бы Гоголь стихийно и бессознательно создавал свои обличительные произведения, что якобы он "сам не понимал смысла своих произведений". Напротив, Гоголь не только сознательно стремился "быть грозным сатириком", он понимал также, сколь недостаточна та сатира, которую он мог позволить себе в "Ревизоре", сколь она "слаба еще и мелка". Больше того, именно в этой неудовлетворенной "потребности расширить границы своей сатиры" критик видит одну из причин недовольства Гоголя своими произведениями.

Правильность выводов Чернышевского подтверждается известным положением Ленина об идеях Белинского и Гоголя, "которые делали этих писателей дорогими Некрасову -- как и всякому порядочному человеку на Руси" 1.

1 В. И. Ленин, Сочинения, т. 18, стр. 286.

Выводы Чернышевского не только имели большое теоретическое значение. Они окончательно выбивали из рук врагов гоголевского направления довод, с помощью которого они давно пытались фальсифицировать образ писателя: дескать, Гоголь никогда сознательно не разделял критических
страница 22
Гоголь Н.В.   Гоголь в воспоминаниях современников