Лермонтов, не могли не придать собою большого блеска журналу, то еще не было на Руси (да и нигде) примера, чтоб какой-нибудь журнал держался чьими бы то ни было стихотворениями... При этом, может быть, вспомнят они, что "Московский вестник", в котором Пушкин исключительно печатал свои стихотворения, не имел никакого успеха, ни большого, ни малого, потому что в нем, кроме стихов Пушкина, ничего интересного для публики не было... Издатель "Отечественных записок" всегда сохранит как лучшее достояние своей жизни признательную память о Пушкине, который удостоивал его больше, чем простого знакомства; но признает себя обязанным отречься от высокой чести быть приятелем или, как обыкновенно говорится, "другом" Пушкина: если он высоко ставит поэтический гений Пушкина, так это по причинам чисто литературным... Б его журнале читатели не раз встречали восторженные похвалы Крылову и Жуковскому -- и это опять па причинам чисто литературным, хотя издатель и пользуется честью знакомства с обоими лауреатами нашей литературы и хотя последний удостоил его журнал помещением в нем нескольких пьес своих... В "Отечественных записках" читатели не раз встречали также восторженные похвалы Батюшкову и особенно Грибоедову: но этих двух поэтов издатель "Отечественных записок" даже никогда и не видывал... Что касается до Гоголя, издатель "Отечественных записок" действительно имел честь быть знаком с ним; но не больше как знаком, -- и в то время как "Отечественные записки" своими отзывами о Гоголе возбуждали к себе ненависть и навлекали на себя осуждения разных критиканов, -- Гоголь жил в Италии, а возвращаясь на родину, жил преимущественно в Москве, и ни одной строки его еще не было в нашем журнале... Что же заговорят наши критические рыцари печального образа, если когда-нибудь увидят в "Отечественных записках" повесть Гоголя?.. О, тогда они завопят: "видите ли, все хвалят своих!.."

Мы не без умысла разговорились по поводу поэмы Гоголя о таких не прямо литературных предметах. Что делать! наша литература еще так молода, общественное мнение так еще не твердо, что нам должно говорить о многом, о чем уже давно не говорится в иностранных литературах и о чем, есть надежда, скоро совсем перестанут говорить." в нашей литературе... Журнал издается не для известного круга, а для всех; "Отечественные записки" имеют такой обширный круг читателей, в котором нельзя никак предполагать единства в мнении. Притом же иногородная публика, которая издалека смотрит на Петербург, как на центр литературной деятельности в России, не может иногда не приходить в смущение от противоречащих журнальных толков, не зная, кому верить, кому не верить: и потому должно давать ей ключ к истине не одними словами, но и фактами. Чего доброго! -- может быть, скоро ей начнут превозносить Гоголя те же самые люди, которые поносили нас за похвалы ему и которые теперь, потерявшись от неслыханного успеха "Мертвых душ", подобно утопающему, хватаются даже за соломинку для своего спасения от потопления в волнах Леты и уверяют, что "Кузьма Петрович Мирошев" 270 выше "Мертвых душ"... Чего доброго! -- может быть, скоро эти люди будут упрекать нас в невежестве, безвкусии и пристрастии, если бы нам когда-нибудь случилось какое-нибудь новое произведение Гоголя найти неудовлетворительным... Времена переменчивы... Притом же есть люди, которые думают, что то и хорошо, что в ходу...

Но пока для нас еще существует достоверность, что все знают, кто первый оценил на Руси Гоголя... 271 Мы знаем, что если б где и случилось
страница 219
Гоголь Н.В.   Гоголь в воспоминаниях современников