бумаге переписана была набело и последняя тетрадь римской редакции „Женитьбы“» (Соч. Гоголя, 10 изд., т. II, стр. 754). В рукописи нет заглавия, а текст открывается словами: «Комната в доме Марьи Александровны». В черновике, как мы знаем (см. выше), было написано «Марьи Петровны»; в беловой редакции «Отрывка» Марья Петровна, действовавшая еще во «Владимире, третьей степени», была переименована в Марью Александровну.

После переписки «Отрывка» набело Гоголь, однако, еще не счел работу по выработке текста законченной. Помимо ряда мелких поправок, внесенных им в некоторые реплики, он, радикально изменил два места «Отрывка»: 1) в реплику Миши, отвечающего на обвинения его в либерализме, был введен новый кусок (начиная со слов: «Ах, маменька, сколько я вас просил», и кончая словами: «когда и в чем я был непослушен вам»); 2) заново переработана была другая реплика Миши, где он развивает взгляд, что богатый жених должен искать бедной невесты (в окончательном тексте начиная со слов: «Я не понимаю, маменька, чего вы хотите», и до конца данной реплики). Текст обоих указанных мест «Отрывка» был написан Гоголем на дополнительном полулисте (двух страницах) желтоватой бумаги русской (Знаменской?) фабрики. В соответственных местах беловой рукописи «Отрывка» были сделаны условные знаки (#), отсылавшие к тексту дополнительного полулиста. Судя по бумаге и почерку, изменение обоих мест в беловой редакции «Отрывка» было произведено Гоголем уже в России. По содержанию заново написанной речи Миши о «либерализме» можно предполагать, что это было сделано весной 1842 г. В черновике «Отрывка» Марья Петровна обвиняет своего сына в либерализме, масонстве, увлечении стихами Рылеева и предполагает женить его на княжне Шлепохвостовой. В окончательной редакции «Отрывка» Марья Александровна называет своего сына «либералом», причем это вызывает со стороны Миши горячую отповедь. Н. С. Тихонравов совершенно прав, когда он замечает, что патетический тон Мишиной речи «дает понять читателю, что Гоголь защищает здесь — свое личное дело, самого себя». Вопрос о защите собственного художественного творчества с особой остротой встал перед Гоголем весной 1842 г. в пору ожидания выхода в свет «Мертвых душ». Речь Миши о «либерализме», близкая к некоторым мотивам второй редакции «Портрета» и «Театрального разъезда», никак не связана с самим сюжетом «Отрывка». Н. С. Тихонравов предполагает, что эта речь не была пропущена цензурой, но, возможно, что и сам Гоголь в последний момент исключил ее из состава пьесы. Во всяком случае в текст издания 1842 г. она не вошла.

Редактор «Сочинений Гоголя» Н. Я. Прокопович сделал с беловой рукописи «Отрывка» писарскую копию (не дошедшую до нас), причем произвел стилистическую правку текста, а также исключил невязки в именах действующих лиц (Марья Александровна несколько раз именовалась в рукописи Марьей Петровной) и разбил пьесу на явления. Несколько мелких купюр цензурного порядка (см. варианты) принадлежали или тому же Прокоповичу или, быть может, цензору пьесы.

В настоящем издании «Отрывок» печатается по тексту ЛБ15 с незначительными поправками по тексту издания 1842 г. (устранение невязок в именах действующих лиц и разделение пьесы на явления). Речь Миши о «либерализме» дается в примечании к основному тексту, поскольку мы не располагаем данными о том, что эта речь была исключена из пьесы самим Гоголем.

Гоголь сначала предполагал назвать свою пьесу «Сценами из светской жизни» (письмо к Н. Я. Прокоповичу из Гастейна от 29 августа 1842 г.), но
страница 108
Гоголь Н.В.   Драматические отрывки и отдельные сцены (1832-1837)