ДЕЙСТВИЕ I

Народ толпится на набережной.


Один из народа. Ай, что ты так теснишь! Пустите хоть душу на покаянье!


Другой из народа. Да посторонитесь ради бога!


Голос третий. Эх, как продирается! Чего тебе? Ну, море, вода, больше ничего. Что, не видел никогда? Думаешь, так прямо и увидишь короля?


Туркил. Ну, теперь, как бог даст, авось будет лучшее время, когда приедет король. Вот не прогонит ли собак-датчан?


— Ты откудова, брат?


Туркил. Из графства Гертинга. Томе Туркил. Сеорл.


— Не знаю.


Туркил. Бежал из Колдингама.


— Знаю. Где монахинь сожгли. Ах, страх там какой! Такого нехристиянства и от жидов, что распяли Христа, не было.


Женщина из толпы. А что же там было?


— А вот что. Когда узнали монахини, что уже подступает Ингвар с датчанами, которые, тетка, такой народ, что не спустят ни одной женщине, будь хоть немного смазлива… дело женское… ну, понимаешь… Так игуменья — вот святая, так точно святая! — уговорила всех монахинь и сама первая изрезала себе всё лицо. Да, изуродовала совсем себя. И как увидели эти звери — нет хороших лиц, так его не оставили и пережгли огнем всех монахинь.


Голос. Боже ты мой!


Голос в толпе. Эх, англо-саксы…


Другой. Сильный народ проклятый.


— Конечно, нечистая сила.


— Что, как в вашем графстве?


— Что в нашем графстве? Вот я другой месяц обедни не слушал.


— Как?


— Все церкви пусты. Епископа со свечой не сыщешь.


— От датчан дурно, а от наших еще хуже. Всякий тан подличает с датчанином, чтоб больше земли притянуть к себе. А если какой-нибудь сеорл, чтоб убежать этой проклятой чужеземной собачьей власти, и поддастся в покровительство тану, думая, что если платить повинности, то уже лучше своему, чем чужому, — еще хуже: так закабалят его, что и бретон такого рабства не знал.


— Ну, наконец, мы приободримся немного. Теперь у нас, говорят, будет такой король, как и не бывало — мудрый, как в Писании Давид.


— Отчего ж он не здесь, а за морем?


Другой. А где это за морем?


— В городе в Риме.


— Зачем же там он?


— Там он обучался потому, что умный город, и выучился, говорят, всему-всему, что ни есть на свете.


Другой голос. Какой город, ты сказал?


— Рим.


Другой голос. Не знаю.


— Рима не знаешь? Ну, умен ты!


Другой. Да что это Рим? Там, где святейший живет?


— Ну, да, конечно. Пресвятая дева! Если бы мне довелось побывать когда-нибудь в Риме! Говорят, город больше всей Англии и дома из чистого золота.


Другой голос. Мне не так Рим, как бы хотелось увидеть папу. Ведь посуди ты: [выше] уж нет никого на свете, как папа, — и епископ и сам король ниже папы. Такой святой, что какие ни есть грехи, то может отпустить.


— Вот слышишь ли кто-то говорит, что видел папу.


Голос народа на другой стороне. Ты видел папу?


Брифрик из толпы. Видел.


— Где ж ты его видел?


Брифрик. В самом Риме.


Голоса. Ну, как же? — Что он? — Какой?


Народ сталкивается в ту сторону.


Голоса. Да пустите! — Ну, чего вы лезете? — Не слышали рассказов глупых?


Брифрик. Я расскажу по порядку, как я его видел… Когда тетка моя Маркинда умерла, то оставила мне всето только половину hydes земли. Тогда я сказал себе: «Зачем тебе, Брифрик, сын Квикельма, обработывать землю, когда ты можешь оружием добиться чести?» Сказавши это себе, я поехал кораблем к французскому королю. А французский король набирал себе дружину из людей самых сильных, чтобы охраняли его в
страница 1
Гоголь Н.В.   Альфред