боюсь!»


Обрадовался Дант: «Он понимает!»

И крикнул уплывающему вслед:

«Не бойся! Ты прощен! Он все прощает!»


Прислушался: что ж он? Ответа нет.

Волна вернулась и вздыбилась снова.

Дант слушает: не будет ли ответ?


Но ничего. Ответа — никакого.

Еще волна. Лишь пена на гребне.

«Нет, моего не услыхал он слова,—


Дант проворчал. — Остался в глубине.

Я слишком резок был с ним, очевидно,

Вот он, бедняга, и погиб в волне…


Уж это, право, как-то и обидно.

Да у меня — откуда этот пыл?

Принялся я за обличенья… Видно,


Меня своим он пылом заразил.

Ведь первый этого куда похуже,

А с ним я все-таки милее был…


Какая тьма, однако… Да и лужи…

Вот, поживи-ка в эдакой стране!

Вода не замерзает, хоть и стужа…»


Он прислонился к каменной стене,

Всё время сам с собой о чем-то споря:

«И нужно было ввязываться мне!»


Жалел о неприятном разговоре.
страница 57
Гиппиус З.Н.   Стихотворения, не вошедшие в сборники