их вложил

В святую Гришину[7 - Гриша = Григорий Ефимович Новых, прежде Распутин, ныне «придворный духовный собеседник» с жалованием в 12000 р. в год, по слухам едва ли неверным — любовник жены Николая и постоянный его советник во всем. ] десницу.


Коль раскапризится дитя,-

Печать, рабочие и Дума,-

Вдвоем вы справитесь, шутя:

Запрете их в чулан без шума.


На что нам Дума и печать?

У нас священный старец Гриша.

Россия любит помолчать…

Спокойней, дети, тише, тише!..


И что нам трезвость,[8 - С 19 июля 1914 г. в России запрещена продажа вина и спиртных напитков, но пьянство уменьшилось мало. ] что война?

Не страшны дерзкие Германы.

С тобою, Ники, без вина

Победоносны мы и пьяны.


И близок, близок наш тупик

Блаженно-смертного забвенья,

Прими ж дары мои, о Ник,

Мои последние хваленья.


Да славит всяк тебя язык!

Да славит вся тебя Россия!

Тебя возносим, верный Ник!

Мы богоносцы — ты Мессия!


2

От здешних Думских оргий

На фронт вагонит Никс,

При нем его Георгий[9 - Георгиевская дума присудила ему знак ордена Георгия 4 степени. ]

И верный Фредерикс.[10 - Старый граф Фредерикс — министр Императорского Двора — из немцев. ]


Всё небо в зимних звездах.

Железный путь готов:

Ждут Никса на разъездах

Двенадцать поездов.

............................ 


На фронте тотчас слово

Он обратил к войскам:

«Итак, я прибыл снова

К героям-молодцам.


Спокойны будьте, дети,

Разделим мы беду -

И ни за что на свете

Я с места не сойду.


Возил сюда сынишку,

Да болен он у нас.

Так привезу вам Гришку

Я в следующий раз.


Сражайтесь с Богом, тихо,

А мне домой пора».

И вопят дети лихо:

«Ура! ура! ура!»


Донцы Крючков и Пяткин[11 - Два казака, отличившиеся особой военной удалью и жестокостью. ]

Вошли в особый пыл,

Но тут сам Куропаткин[12 - А. Н. Куропаткин — бывший главнокомандующий во время неудачной для нас Японской войны 1904 г., теперь командует армиями северо-западного фронта. ]

С мотором подкатил.


Взирает Ника с лаской

На храброго вождя…

В мотор садятся тряский,

Беседу заведя.


Взвилася белым дыбом

Проснеженная пыль

И к рельсовым изгибам

Запел автомобиль.


Опять всё небо в звездах,

И пробкой,[13 - Поезда, ждущие Николая, затрудняют гражданское железнодорожное движение. ] как всегда,

Шипят на ста разъездах

Для Ники поезда.


К семье своей обратно

Вагонит с фронта Никс.

И шамкает невнятно:

«В картишки бы приятно»-

Барон фон Фредерикс.


3

«Буря мглою небо» слюнит,

Завихряя вялый снег,

То как «блок» она занюнит,

То завоет, как «эс-дек».


В отдаленном кабинете

Ропщет Ника: «Бедный я!

Нет нигде теперь на свете

Мне приличного житья!


То подымут спозаранку

И на фронт велят скакать,[14 - Частые поездки в действующую армию. ]

А воротишься — Родзянку[15 - Председатель 4-ой Государственной Думы камергер М. В. Родзянко надоедает Николаю своими предостережениями, требованиями, указаниями и пр. ]

Не угодно ль принимать.


Сбыл Родзянку — снова крики,

Снова гостя принесло:

Белый дядя Горемыкин[16 - Статс-секретарь И. Л. Горемыкин, бывший дважды после 1905 г. Председателем Совета Министров — последний раз с 1914 — февраль 1916 г., когда по рекомендации Распутина был уволен и заменен гофмейстером Борисом Владимировичем Штюрмером.
страница 10
Гиппиус З.Н.   Стихотворения, не вошедшие в сборники