тонколистых
Берез золотистых,—
И нити, как Парка,
Седой паутины
Свивает и тянет
По гроздьям рябины,
И ласково манит
В глубь сонного парка…
Там сумрак, там сладость,
Все Осени внемлет,
И тихая радость
Мне душу объемлет.
Приветствую смерть я
С бездумной отрадой,
И муки бессмертья
Не надо, не надо!
Скользят, улетают —
Бесплотные — тают
Последние тени
Последних волнений,
Живых утомлений —
Пред отдыхом вечным…
Пускай без видений,
Покорный покою,
Усну под землею
Я сном бесконечным…


1895



К ПРУДУ

Не осуждай меня, пойми:
Я не хочу тебя обидеть,
Но слишком больно ненавидеть,—
Я не умею жить с людьми.

И знаю, с ними — задохнусь.
Я весь иной, я чуждой веры.
Их ласки жалки, ссоры серы…
Пусти меня! Я их боюсь.

Не знаю сам, куда пойду.
Они везде, их слишком много…
Спущусь тропинкою отлогой
К давно затихшему пруду.

Они и тут — но отвернусь,
Следов их наблюдать не стану,
Пускай обман — я рад обману…
Уединенью предаюсь.

Вода прозрачнее стекла.
Над ней и в ней кусты рябины.
Вдыхаю запах бледной тины…
Вода немая умерла,

И неподвижен тихий пруд…
Но тишине не доверяю,
И вновь душа трепещет,— знаю,
Они меня и здесь найдут.

И слышу, кто-то шепчет мне:
«Скорей, скорей! Уединенье,
Забвение, освобожденье —
Лишь там… внизу… на дне… на дне…»


1895



КРИК

Изнемогаю от усталости,
    Душа изранена, в крови…
Ужели нет над нами жалости,
    Ужель над нами нет любви?

Мы исполняем волю строгую,
    Как тени, тихо, без следа,
Неумолимою дорогою
    Идем — неведомо куда.

И ноша жизни, ноша крестная,
    Чем далее, тем тяжелей…
И ждет кончина неизвестная
    У вечно запертых дверей.

Без ропота, без удивления
    Мы делаем, что хочет Бог.
Он создал нас без вдохновения
    И полюбить, создав, не мог.

Мы падаем, толпа бессильная,
    Бессильно веря в чудеса,
А сверху, как плита могильная,
    Слепые давят небеса.


1896



ЛЮБОВЬ — ОДНА

Единый раз вскипает пеной
   И рассыпается волна.
Не может сердце жить изменой,
   Измены нет: любовь — одна.

Мы негодуем, иль играем,
   Иль лжем — но в сердце тишина.
Мы никогда не изменяем:
   Душа одна — любовь одна.

Однообразно и пустынно,
   Однообразием сильна,
Проходит жизнь… И в жизни длинной
   Любовь одна, всегда одна.

Лишь в неизменном — бесконечность,
   Лишь в постоянном глубина.
И дальше путь, и ближе вечность,
   И всё ясней: любовь одна.

Любви мы платим нашей кровью,
   Но верная душа — верна,
И любим мы одной любовью…
   Любовь одна, как смерть одна.


1896



СЕНТИМЕНТАЛЬНОЕ CTИХOTBOPЕНЬE

Час одиночества укромный,
Снегов молчанье за окном,
Тепло… Цветы… Свет лампы томный —
И письма старые кругом.

Бегут мгновения немые…
Дыханье слышу тишины…
И милы мне листы живые
Живой и нежной старины,

Истлело всё, что было тленьем,
Осталась радость чистоты.
И я с глубоким умиленьем
Читаю бледные листы.

«Любовью, смерти неподвластной,
Люблю всегда, люблю навек…»
Искал победы не напрасно
Над смертью смелый человек.

Душа, быть может, разлюбила —
Что нам до мимолетных снов?
Хранит таинственная сила
Бессмертие рожденных
страница 4
Гиппиус З.Н.   Собрание стихотворений 1889-1903