нет, положим. Неприятен он, но всем он вначале противен. Глупости. С Метой вот сразу поладил…»

Роман Иванович дружелюбно беседовал с Наташей. Опять о Флорентии, кажется. О Пчелином, о сектантах.

— Роман Иванович, — начал Михаил решительно. — Вы правы, листки не к спеху. Вы оставьте мне тут готовые и весь материал. Подумаю, поговорю, посоветуюсь, как и что. Связь мы во всяком случае сохраним, она очень ценна. Может, еще кто из ваших приедет. Будут у меня подходящие люди, придется, спосылаю.

— Очень рад, — спокойно сказал Сменцев. — Брошюрки вам оставлю, по экземпляру, с отметками. О положении дел вы будете иметь все сведения, самые подробные. Да я еще остаюсь теперь дней десять, успеем сговориться.

— Вы ничего не пьете, — сказала Наташа. — А у нас только вино; чаю нет, возня.

Роман Иванович налил себе полстакана белого и, улыбаясь, выпил.

— За наш союз… или соглашение, или блок, или просто за общие надежды наши… Как хотите. А вы что же, Наталия Филипповна?

Наташа поднесла свой стакан к губам, но сказала несмело:

— Я… я-то какая же союзница? У меня лично все вопросы не решены.

— Ну, это гордыня, — чуть-чуть насмешливо произнес Роман Иванович. — У кого же они так-таки все и решены?

— Зачем все. Но есть некоторые, и, не решив их, нельзя… — настаивала Наташа.

Вдруг вспыхнула: почему так окольничает с ним, точно не смеет сказать ему то, что резко и определенно говорит всем?

И, делая усилие, грубовато произнесла:

— Я считаю себя непригодной для общественного дела. Особенно для такого, где нужна определенная вера, огонь внутренний, полная искренность перед собой… Было бы недобросовестно.

Сказала — и раскаялась. А если Михаил примет это за упрек — ему?

Сменцев очень равнодушно пожал плечами. И со снисходительной ласковостью проговорил:

— Бросьте это, Наталья Филипповна. Не копайтесь в себе. Сначала о деле думайте, а потом уж о своих настроениях и способностях. Кто судья самому себе?

Михаил вспомнил, что Флорентий тоже говорил ему те же почти слова: «как судить тут себя?» Слова те же и смысл их тот же, но почему совсем иначе звучали они?

Очень уж было поздно, когда Роман Иванович собрался уходить. Думали, Юса нет, но оказалось, что он дома, только из скромности не зашел в столовую, а прямо лег спать.

— Это добрый знак, — смеялся Роман Иванович, надевая пальто. — Он очень способный молодой человек; знаете, что-то общее у них есть с Флорентием. Разные биографии, конечно…

«Оба дураки», — вспомнилось Наташе. Стало обидно, ведь неправда же! А Михаил сказал:

— Простота есть детская у обоих, это разве… А то какой же Юс — Флорентий?

Сговорились завтра собраться у Меты. Она просила. Ригель тоже хотел прийти. У него бы сойтись, квартира хорошая, да словно проходной двор она: вечно всякий народ толчется, покою нет.

— Вы теперь в наших краях извозчика не достанете, Роман Иванович. Одни апаши ходят.

— Ничего. Я их люблю. И Париж ночью со всех концов люблю, с модных и с пустынных.

Он ушел. Наташа и Михаил задумчиво вернулись в столовую, глядели на шелуху миндалей, окурки, недопитое вино в стаканах, молчали.

Папка черная лежала, с завязочками. Это листки, которые оставлены Михаилу.

— Что же? — произнесла, наконец, Наташа, подняв глаза на брата. — Как он тебе?

— Нет, как тебе?

— Да что ж… Мне он сам не нравится… Очень, — прибавила она решительно. — Сам, понимаешь?

— Понимаю. И мне. Просто личная антипатия. Многим он так, вначале. Сухой какой-то, властный… Но не лжет. Это
страница 87
Гиппиус З.Н.   Роман-царевич