— Mais vous n'avez pas dormi du tout, Maurice! [88] — патетически прокричала было Альфонсина.
— Taisez-vous, je dormirai apr?s, [89] — и он вышел.
— Sauvue! — [90] патетически прошептала она, показав мне вслед ему рукой. — Monsieur, monsieur! [91] — задекламировала она тотчас же, став в позу среди комнаты, — jamais homme ne fut si cruel, si Bismark, que cet ?tre, qui regarde uno femme comme une salet? de hasard. Une femme, qu'est-ce que ?a dans notre ?poque? «Tue-la!» — voil? le dernier mot de l'Acad?mie fran?aise!.. [92]
Я выпучил на нее глаза; у меня в глазах двоилось, мне мерещились уже две Альфонсины… Вдруг я заметил, что она плачет, вздрогнул и сообразил, что она уже очень давно мне говорит, а я, стало быть, в это время спал или был без памяти.
— …Hylas! de quoi m'aurait servi de le d?couvrir plutyt, — восклицала она, — et n'aurais-je pas autant gagny e tenir ma honte cachye toute ma vie? Peut-etre, n'est-il pas honnyte e une demoiselle de s'expliquer si librement devant monsieur, mais enfin je vous avoue que s'il m'etait permis de vouloir quelque chose, oh, ce serait de lui plonger au cyur mon couteau, mais en detournant les yeux, de peur que son regard execrable ne fet trembler mon bras et ne glaset mon courage! Il a assassin? ce pope russe, monsieur, il lui arracha sa barbe rousse pour la vendre ? un artiste en cheveux au pont des Marechaux, tout prys de la Maison de monsieur Andrieux — hautes nouveaut?s, articles de Paris, linge, chemises, vous savez, n'est-ce pas?.. Oh, monsieur, quand l'amiti? rassemble e table epouse, enfants, syurs, amis, quand une vive all?gresse enflamme mon cyur, je vous le demande, monsieur: est-il bonheur preferable e celui dont tout jouit? Mais il rit, monsieur, ce monstre execrable et inconcevable et si ce n'etait pas par l'entremise de monsieur Andrieux, jamais, oh, jamais je ne serais… Mais quoi, monsieur, qu'avez vous, monsieur? [93]
Она бросилась ко мне: со мной, кажется, был озноб, а может, и обморок. Не могу выразить, какое тяжелое, болезненное впечатление производило на меня это полусумасшедшее существо. Может быть, она вообразила, что ей велено развлекать меня: по крайней мере она не отходила от меня ни на миг. Может быть, она когда-нибудь была на сцене; она страшно декламировала, вертелась, говорила без умолку, а я уже давно молчал. Все, что я мог понять из ее рассказов, было то, что она как-то тесно связана с каким-то «la Maison de monsieur Andrieux — hautes nouveautes, articles de Paris, etc.», [94] и даже произошла, может быть, из la Maison de monsieur Andrieux, [95] но она была как-то отторгнута навеки от monsieur Andrieux, par ce monstre furieux et inconcevable, [96] и вот в том-то и заключалась трагедия… Она рыдала, но мне казалось, что это только так, для порядка, и что она вовсе не плачет; порой мне чудилось, что она вдруг вся, как скелет, рассыплется; она выговаривала слова каким-то раздавленным, дребезжащим голосом; слово pr?f?rable, например, она произносила pr?f?-a-able и на слоге а словно блеяла как овца. Раз очнувшись, я увидел, что она делает среди комнаты пируэт, но она не танцевала, а относился этот пируэт как-то тоже к рассказу, а она только изображала в лицах. Вдруг она бросилась и раскрыла маленькое, старенькое расстроенное фортепьянце, бывшее в комнате, забренчала и запела… Кажется, я минут на десять или более забылся совсем, заснул, но взвизгнула болонка, и я очнулся: сознание вдруг на мгновение воротилось ко мне вполне и осветило меня всем своим светом; я
страница 198
Достоевский Ф.М.   Подросток