друзья, не бойтесь жизни! Как хороша жизнь, когда что-нибудь сделаешь хорошее и правдивое!
– Да, да, – восторженно повторили мальчики.
– Карамазов, мы вас любим! – воскликнул неудержимо один голос, кажется Карташова.
– Мы вас любим, мы вас любим, – подхватили и все. У многих сверкали на глазах слезинки.
– Ура Карамазову! – восторженно провозгласил Коля.
– И вечная память мертвому мальчику! – с чувством прибавил опять Алеша.
– Вечная память! – подхватили снова мальчики.
– Карамазов! – крикнул Коля, – неужели и взаправду религия говорит, что мы все встанем из мертвых, и оживем, и увидим опять друг друга, и всех, и Илюшечку?
– Непременно восстанем, непременно увидим и весело, радостно расскажем друг другу все, что было, – полусмеясь, полу в восторге ответил Алеша.
– Ах, как это будет хорошо! – вырвалось у Коли.
– Ну, а теперь кончим речи и пойдемте на его поминки. Не смущайтесь, что блины будем есть. Это ведь старинное, вечное, и тут есть хорошее, – засмеялся Алеша. – Ну пойдемте же! Вот мы теперь и идем рука в руку.
– И вечно так, всю жизнь рука в руку! Ура Карамазову! – еще раз восторженно прокричал Коля, и еще раз все мальчики подхватили его восклицание.

1 Их следовало бы выдумать (фр.).

2 «Я видел тень кучера, которая тенью щетки чистила тень кареты» (фр.).

3 Рыцарь — и притом совершенный! (фр.)

4 Рыцарь? (фр.)

5 скорбящей Богоматерью (лат.).

6 владетельный граф фон Моор! (нем.)

7 больше благородства, чем искренности (фр.).

8 больше искренности, чем благородства (фр.).

9 благородство! (фр.)

10 К радости! (нем.)

11 Все это свинство (фр.).

12 тут чувствуется Пирон (фр.).

13 верую (лат.).

14 Это потрясающе (фр.).

15 Награда не нужна мне, госпожа (нем.).

16 За и против (лат.).

17 исповедания веры (фр.).

18 «Соборе Парижской Богоматери» (фр.).

19 «Милосердный суд пресвятой и всемилостивой Девы Марии» (фр.).

20 милосердный суд (фр.).

21 к вящей славе Господней (лат.).

22 «одно вместо другого», путаница, недоразумение (лат.).

23 Так я сказал (лат.).

24 При выносе тела (из келии в церковь и после отпевания из церкви на кладбище) монаха и схимонаха поются стихиры «Кая житейская сладость…». Если же почивший был иеросхимонахом, то поют канон «Помощник и покровитель…» — Примеч. автора.

25 тайно (лат.).

страница 738
Достоевский Ф.М.   Братья Карамазовы