области социально-политической был либерально-дворянским, а в сфере теоретической активно защищал идеалистические принципы. Впрочем, этих отзывов в первое время было немного.

К сожалению, и крупнейшие русские писатели, такие, как Л. Толстой, Ф. Достоевский, И. Тургенев, не приняли основных положений трактата Чернышевского.

Но постепенно эстетические идеи великого мыслителя стали все глубже осознаваться литературной и художественной интеллигенцией. Поэтому после 1865 года, когда вышло второе издание диссертации, стали появляться статьи, оценивающие ее высоко. Особенно сильное воздействие трактата Чернышевского испытывали демократические писатели и художники-реалисты второй половины XIX века, о чем свидетельствуют, в частности, И. Репин и И. Крамской.

Существенно и следующее обстоятельство. Выступая против философских основ диссертации Чернышевского, многие писатели и критики в своих конкретных характеристиках художественных произведений невольно учитывали те критерии оценок, которые заложены в методологии работы Чернышевского. Таков был своеобразный «диктат» материалистической эстетики.

В своей диссертации Чернышевский рассматривает несколько проблем. Важнейшие среди них: сущность основной категории эстетики — прекрасного, источник и цель искусства. Материалистически трактуя указанную категорию («прекрасное есть жизнь»), Чернышевский устанавливает диалектическую связь между объективным существованием прекрасного и «субъективным воззрением» на красоту. «Реабилитируя» действительность, он объявил ее источником прекрасного в искусстве. Что же касается последнего, то Чернышевский особо подчеркнул активную роль художественного познания, сказав о том, что произведения искусства часто произносят «приговор» над явлениями жизни.

Стр. 7. Так развивается понятие прекрасного в господствующей эстетической системе. — Имеется в виду идеалистическая эстетика Гегеля, объявлявшая источником искусства идею, а не действительность. Конкретно же Чернышевский рассматривает работу одного из последователей Гегеля — Фридриха Фишера — «Эстетика, или наука о прекрасном», опубликованную в 1846–1858 годах. Многие определения прекрасного, приводимые и оспариваемые Чернышевским, принадлежат именно Фишеру.

Стр. 13. «Мила живая свежесть цвета…» — из стихотворения-баллады В. Жуковского «Алина и Альсим» (1814).

Стр. 24. О том, что «возвышенность» — следствие превосходства над окружающим, говорится у Канта. — Это положение содержится в главном эстетическом труде немецкого философа «Критика способности суждения» (1790).

Стр. 65. …Как и предлагает Гёте. — Эти мысли Гёте высказывает в романе «Годы учения Вильгельма Мейстера» (1795–1796).

Стр. 81. Образ в поэтическом произведении… — это не более как бледный и общий, неопределенный намек на действительность. Здесь сказывается теоретическая недооценка Чернышевским обобщающего характера художественного образа.

Стр. 100, 101. «В определении искусства как подражания природе…», «При невозможности полного успеха в подражании природе…» — цитаты из «Введения» к «Лекциям по эстетике» Гегеля.



Возвышенное и комическое

Впервые опубликовано в журнале «Под знаменем марксизма», 1928, № 11.

Эта статья создавалась одновременно с диссертацией. Чернышевский намеревался опубликовать в журнале «Отечественные записки» целую серию статей по эстетике и искусству. Статья «Возвышенное и комическое» осталась недописанной (судя по всему, оставалось несколько итоговых фраз) потому, что редактор журнала отказался
страница 246
Чернышевский Н.Г.   Том 4. Статьи по философии и эстетике