долго! А тогда уж только 68 дней останется.

- Считай меньше: около 7-го числа тебе можно будет вырваться отсюда.

- 7-го? Так уж теперь только 69 дней? Как ты меня обрадовал! До свиданья, мой миленький!

----

Четверг.

- Мой миленький, только 66 дней мне здесь сидеть.

- Да, Верочка, время идет скоро.

- Скоро? Нет, мой милый. Ах какие долгие стали дни! В другое время, кажется, успел бы целый месяц пройти, пока шли эти три дня. До свиданья, мой миленький, нам ведь не надобно долго говорить, - ведь мы хитрые, - да? - До свиданья. Ах, еще 66 дней мне осталось сидеть в подвале!

("Гм, гм. Мне, разумеется, незаметно - за работою время летит. Да ведь и не я в подвале-то. Гм, гм! Да".)

----

Суббота.

- Ах, мой миленький, еще 64 дня осталось! Ах, какая тоска здесь! Эти два дня шли дольше тех трех дней. Ах, какая тоска! Гадость какая здесь, если бы ты знал, мой миленький. До свиданья, мой милый, голубчик мой, - до вторника; а эти три дня будут дольше всех пяти дней. До свиданья, мой милый. ("Гм, гм! Да! Гм! - Глаза не хороши. Она плакать не любит. Это нехорошо. Гм! Да!")

----

Вторник.

- Ах, мой миленький, я уж и дни считать перестала. Не проходят, вовсе не проходят,

- Верочка, мой дружочек, у меня есть просьба к тебе. Нам надобно поговорить хорошенько. Ты очень тоскуешь по воле. Ну, дай себе немножко воли, ведь нам надобно поговорить?

- Надобно, мой миленький, надобно.

- Так вот о чем я тебя прошу. Завтра, когда тебе будет удобнее, - в какое время, все равно, только скажи, - будь опять на той скамье на Конно-гвардейском бульваре. Будешь?

- Буду, мой миленький, непременно буду. В 11 часов, - так?

- Хорошо. Благодарю тебя, дружочек.

- До свиданья, мой миленький. Ах, как я рада, что ты это вздумал! Как это я сама, глупенькая, не вздумала. До свиданья. Поговорим; все-таки я вздохну вольным воздухом. До свиданья, миленький. В 11 часов непременно.

----

Пятница.

- Верочка, ты куда это собираешься?

- Я, маменька? - Верочка покраснела, - к Невскому проспекту, маменька.

- Так и я с тобою пойду, Верочка, мне в Гостиный двор нужно. Да что это, Верочка, говоришь, идешь на Невский, а такое платье надела! Надобно получше, когда на Невский, - там люди.

- Мне это платье нравится. Подождите одну секунду, маменька: я только возьму в своей комнате одну вещь.

Отправляются. Идут. Дошли до Гостиного двора, идут по той линии, которая вдоль Садовой, уж недалеко до угла Невского, - вот и лавка Рузанова {49}.

- Маменька, я вам два слова скажу.

- Что с тобою, Верочка?

- До свиданья, маменька; не знаю, скоро ли; если не будете сердиться, до завтра.

- Что, Верочка? я что-то не разберу.

- До свиданья, маменька. Я теперь к мужу. Мы с Дмитрием Сергеичем третьего дня повенчались. - Поезжай в Караванную, извозчик.

- Четвертачок, сударыня.

- Хорошо, поезжай поскорее. Он к вам нынче вечером зайдет, маменька. А вы не сердитесь на меня, маменька.

Эти слова уж едва долетели до Марьи Алексевны.

- Да ты не в Караванную, я только так сказала, чтобы ты не думал долго, чтобы мне поскорее от этой дамы уехать. Налево, по Невскому. Мне гораздо дальше Караванной - на Васильевский Остров, в 5 линию, за Средним проспектом. Поезжай хорошенько, прибавлю.

- Ах, сударыня, обмануть меня изволили! Надо уж будет полтинничек положить.

- Если хорошо поедешь.

XXI

Свадьба устроилась не очень многосложным, хоть и не совсем обыкновенным образом.

Дня два после
страница 69
Чернышевский Н.Г.   Что делать