принимать важных решений. Через несколько времени. Скоро. Вот подъезд. До свиданья, мой друг. Как только увижу, что вы будете отвечать хладнокровно, я вам скажу.

- Когда же?

- Послезавтра на уроке.

- Слишком долго!

- Нарочно буду завтра.

- Нет, скорее!

- Нынче вечером.

- Нет, я вас не отпущу. Идите со мною. Я не спокойна, вы говорите; я не могу судить, вы говорите, - хорошо, обедайте у нас. Вы увидите, что я буду спокойна. После обеда маменька спит, и мы можем говорить.

- Но как же я войду к вам? Если мы войдем вместе, ваша маменька будет опять подозревать.

- Подозревать! - что мне! Нет, мой друг, и для этого вам лучше уж войти. Ведь я шла с поднятым вуалем, нас могли видеть.

- Ваша правда.

XV

Марья Алексевна очень удивилась, увидев дочь и Лопухова входящими вместе. Самыми пристальными глазами принялась она всматриваться в них.

- Я зашел к вам, Марья Алексевна, сказать, что послезавтра вечер у меня занят, и я вместо того приду па урок завтра. Позвольте мне сесть. Я очень устал и расстроен. Мне хочется отдохнуть.

- В самом деле, что с вами, Дмитрий Сергеич? Вы ужасно пасмурны.

С амурных дел они, или так встречались? Как бы с амурных дел, он бы был веселый. А ежели бы в амурных делах они поссорились, по ее несоответствию на его желание, тогда бы, точно, он был сердитый, только тогда они ведь поссорились бы, - не стал бы ее провожать. И опять она прошла прямо в свою комнату и на него не поглядела, а ссоры незаметно, - нет, видно, так встретились. А черт их знает, надо глядеть в оба.

- Я-то ничего особенного, Марья Алексевна, а вот Вера Павловна как будто бледна, - или мне так показалось?

- Верочка-то? С ней бывает.

- А может быть, мне только так показалось. У меня, признаюсь вам, от всех мыслей голова кругом идет.

- Да что же такое, Дмитрий Сергеич? Уж не с невестой ли какая размолвка?

- Нет, Марья Алексевна, невестой я доволен. А вот с родными хочу ссориться.

- Что это вы, батюшка? Дмитрий Сергеич, как это можно с родными ссориться? Я об вас, батюшка, не так думала.

- Да нельзя, Марья Алексевна, такое семейство-то. Требуют от человека бог знает чего, чего он не в силах сделать.

- Это другое дело, Дмитрий Сергеич, - всех не наградишь, надо меру знать, это точно. Ежели так, то есть по деньгам ссора, не могу вас осуждать.

- Позвольте мне быть невежею, Марья Алексевна: я так расстроен, что надобно мне отдохнуть в приятном и уважаемом мною обществе; а такого общества я нигде не нахожу, кроме как в вашем доме. Позвольте мне напроситься обедать у вас нынче и позвольте сделать некоторые поручения вашей Матрене. Кажется, тут есть недалеко погреб Денкера {44}, у него вино не бог знает какое, но хорошее.

Лицо Марьи Алексевны, сильно разъярившееся при первом слове про обед, сложило с себя решительный гнев при упоминании о Матрене и приняло выжидающий вид: - "посмотрим, голубчик, что-то приложишь от себя к обеду? у Денкера, - видно, что-нибудь хорошее!" Но голубчик, вовсе не смотря на ее лицо, уже вынул портсигар, оторвал клочок бумаги от завалявшегося в нем письма, вынул карандаш и писал.

- Если смею спросить, Марья Алексевна, вы какое вино кушаете?

- Я, батюшка Дмитрий Сергеич, признаться вам сказать, мало знаю толку в вине, почти что и не пью: не женское дело.

"Оно и по роже с первого взгляда было видно, что не пьешь".

- Конечно, так, Марья Алексевна, но мараскин пьют даже девицы. Мне позвольте Написать?

- Это что такое, Дмитрий
страница 59
Чернышевский Н.Г.   Что делать