Боков-ОбручеваСеченов (см. стр. 830 наст. изд.). При таком методе легко обосновать все, что захочется исследователю: если нельзя доказать, то "предсказал" и "угадал" - и все становится на место. Впрочем, В. Свирский, к счастью, не решается настаивать категорически на своей гипотезе: оговорки вроде "даже в том случае, если моя гипотеза окажется ошибочной... "(стр. 163), делают ему честь. За всем тем, имя Баллода совсем снято со счетов быть не может.

102 Маколей, Гизо, Тьер, Ранке, Гервинус. - Подчеркивая оригинальность Рахметова, Чернышевский называет имена наиболее популярных историков своего времени: умеренно либерального Томаса Маколея (Macaulay, 1800-1869), консервативного историка Франсуа Гизо (Guizot, 1787-1874), апологета буржуазных порядков, впоследствии палача Парижской Коммуны 1877 г., Луи Тьера (Thiers, 1797-1877), немецкого реакционного историка Леопольда Ранке (Ranke, 1795-1886) и немецкого историка Георга Гервинуса (Gervinus, 1805-1871), - одну из его" работ, "Введение в историю XIX века", Чернышевский переводил в Петропавловской крепости. Гервинус сочувственно изображал национально-освободительные движения, и это не могло не вызвать одобрения Чернышевского, однако буржуазная ограниченность его исторического учения никак не могла ему импонировать и вызвала ряд критических замечаний; см.: Чернышевский, т. X, стр. 441-453; см. также литературу в прим. 23.

103 ...несколько дюжих томов "Полное собрание сочинений Ньютона"' ". . " "Observations on the Prophecies of Daniel, and the Apocalypse of St. John".Очевидно, в руках Рахметова было издание "Opera quae extant omnia..." (5 томов, Лондон, 1779-1785). В пятом томе этого издания находится впервые изданная посмертно (Лондон, 1773) работа Ньютона "Observations upon the Prophecies of Holy Writ, particulary the Prophecies of Daniel and the Apocalypse of St. John". H. А. Алексеев и А. П.1 Скафтымов дали этому месту следующее разъяснение: "В книге, с одной стороны, критически анализируются вселенские соборы, как дело интриг византийских императоров, трезво, критически освещается почитание святых как идолопоклонство, а с другой стороны - библейские апокалиптические "пророчества" трактуются в мистическом смысле, как подлинное предсказание отдаленнейших исторических событий и как свидетельство того, что "вселенная управляется провидением"" (Чернышевский, т. XI, стр. 717). Это "смешение безумия с умом" и было неприемлемо для рационалиста Рахметова.

104 Таких людей, как Рахметов, мало: я встретил до сих пор только* восемь образцов этой породы (в том числе двух женщин); они не имели сходства ни в чем, кроме одной черты. Сходства не было ни в чем, кроме одной черты, но она одна уже соединяла их в одну породу и отделяла от всех остальных людей. - Ср. стр. 803-804 наст. изд.

105 Рахметов был из фамилии, известной с XIII века... - Чернышевский приводит типическую родословную русской дворянской семьи, восходящую к татарам. Называя имена виднейших политических деятелей XVIII в. И. И. Шувалова (1727-1797), Б.-Х.-А. Миниха (1683-1767) и П. А. Румянцева (1725-1796)., Чернышевский подчеркивает близость предков Рахметова к различным группам правящей верхушки России. В черновой редакции упоминается еще А. Г. Орлов (1737-1808). В XIX в. дед Рахметова сопровождал Александра I в Тильзит: в этом городе Восточной Пруссии (ныне г. Советск Калининградской обл.) Александр I заключил вынужденный союз с Наполеоном I и присоединился к континентальной блокаде. Потом дед пострадал за дружбу с М. М.
страница 270
Чернышевский Н.Г.   Что делать