и жизни организмов и являются одним из важнейших продуктов питания: их искусственное производство сулит значительное увеличение и удешевление пищевых продуктов, это имело решающее значение для беднейшей части населения. Этим, в частности, и объясняется интерес революционных демократов и близких к ним ученых к названной проблеме. Ср.: А. Л. Шварцман. Н. Г. Чернышевский и естествознание. - Вопросы философии, 1956, э 4, стр. 145-154; А. Л. Шварц. Н. Г. Чернышевский и русское естествознание. М., 1959.

100 ...ехать в оперу на "Пуритан"... "Пуритане в Шотландии" - опора В. Беллини (1802-1835), впервые поставленная в России на русском языке в 1840 г.; затем вошла в репертуар итальянской оперы.

101 Особенный человек. - При создании образа Особенного человека Рахметова - Чернышевский воспользовался отдельными чертами владельца деревни Изнаир Сердобского уезда Саратовской губернии (ныне Екатериновского района Саратовской области) Павла Александровича Бахметева. "В своем романе я назвал особенного человека Рахметовым в честь именно вот этого Бахметева", передает слова Чернышевского С. Г. Стахевич (Среди политических преступников. - В кн.: Н. Г. Чернышевский в воспоминаниях современников, т. П. Саратов, 1958, стр. 91). П. А. Бахметев был последним представителем захиревшей ветви некогда знатного рода. Дед Бахметева был корнет, т. е. лицо 12-го класса, а отец добрался до чина поручика, т. е. до 10-го класса. П. А. Бахметев родился в 1828 г. С января 1845 и до середины июня 1851 г. он учился в Саратовской гимназии и был с января 1850 г. учеником старшего учителя русской словесности этой гимназии Чернышевского. (Впрочем, Чернышевский знал Бахметева во всяком случае уже в 1846 г.). В 1852-1854 гг. Бахметев учился в Горыгорецком земледельческом институте, но ушел со второго курса. Что он делал до 1857 гг. - неизвестно. В этом году он продал свое имение (23 двора, немногим более двух тысяч десятин земли) за очень небольшую сумму - около 15 000 рублей: очевидно, имение было запущено, может быть заложено и перезаложено. В начале мая 1857 г. он был в Петербурге, где, между прочим, провел целую ночь, гуляя с Чернышевским по набережной Фонтанки. Содержание этого разговора неизвестно, но оно должно быть сопоставлено со словами Чернышевского в романе: "Проницательный читатель, может быть, догадывается из этого, что я знаю о Рахметове больше, чем говорю..." и т. д. (стр. 213). Эти строки романа перекликаются с письмом Е. Н. Пыпиной к родителям 23 апреля 1863 г.: "Николай Гаврилович много знал о нем такого, чего мы и не подозревали" (Николай Гаврилович Чернышевский. 1828-1928. Неизданные тексты, материалы и статьи. Саратов, 1928, стр. 307). Дата беседы с Чернышевским (июль-август), приводимая Д. Л. Мордовцевым в его статье о Рахметове в газете "Северный курьер" (1900, 18 апреля, э 164, стр. 3), неверна (см. ниже).

29 апреля 1857 г. "неслужащий дворянин, сердобский помещик" П. А. Бахметев получил (сроком на один год) заграничный паспорт и 6 мая выехал из Петербурга пароходом в Штеттин (см.: Революционная ситуация в России в 1859-1861 гг. М., 1970, стр. 356, 387; Русская литература, 1963, э 1, стр. 173). 7 (19) августа Бахметев был у Герцена в Лондоне. Он оставил ему для дел революции 800 фунтов стерлингов ( 20000 франков, по тогдашнему курсу около 5100 р.). Рассказ Герцена в "Былом и думах" нашел отражение в "Бесах" Достоевского (часть II, глава VI, 2). Позднее, в конце 1860-х-начале 1870-х годов, эти деньги доставили Герцену немало хлопот и огорчений. 20
страница 268
Чернышевский Н.Г.   Что делать