ты такой деревянный, - и выругала его, - так я уйду". "Теперь что ж уходить, он говорит, уж напейтесь чаю: хозяйка сейчас принесет самовар. Только не ругайтесь".И все говорил мне "вы". "Вы лучше расскажите-ка мне, кто вы и как это с вами случилось". - Я ему стала рассказывать, что про себя выдумала: ведь мы сочиняем себе разные истории, и от этого никому из нас не верят; а в самом деле есть такие, у которых эти истории не выдуманные: ведь между нами бывают и благородные и образованные. Он послушал и говорит: "Нет, у вас плохо придумано; я бы вот и хотел верить, да нельзя". А мы уж пили чай. Вот он и говорит: "А знаете, что я по вашему сложению вижу: что вам вредно пить; у вас от этого чуть ли грудь-то уж не расстроена. Дайте-ка, я вас осмотрю". Что ж, Вера Павловна, вы не поверите, ведь мне стыдно стало, - а в чем моя жизнь была, да перед этим как я бесстыдничала! И он это заметил, - "да нет, говорит, ведь только грудь послушать". Он тогда еще во 2-м курсе был, а уж много знал по медицине, он вперед заходил в науках. Стал слушать грудь. "Да, говорит, вам вовсе не годится пить, у вас грудь плоха". "А как же нам не пить? - говорю: - нам без этого нельзя". И точно, нельзя, Вера Павловна. "Так вы бросьте такую жизнь". "Стану я бросать! Ведь она веселая!" "Ну, говорит, мало веселья. - Ну, говорит, я теперь делом займусь, а вы идите". - И ушла я, рассерженная, что вечер пропал даром; да и обидно мне было, что он такой бесчувственный: ведь тоже своя амбиция у нас в этом. Вот, через месяц, случилось мне быть в тех местах: дай, думаю, зайду к этому деревянному, потешусь над ним. А это было перед обедом; я с ночи-то выспалась и не была пьяная. Он сидел с книгою. "Здравствуй, деревянный". "Здравствуйте, что скажете?" Я опять стала делать глупости. - "Я, говорит, вас прогоню, перестаньте, я вам говорил, что не люблю этого. Теперь вы не пьяная, можете понимать. А вы лучше вот что подумайте: лицо-то у вас больнее прежнего, вам надо бросить вино. Поправьте одежду-то, да поговорим хорошенько!" А у меня, точно, грудь уж начинала болеть. Он опять слушал, сказал, что расстроена больше прежнего, много говорил; да и грудь-то у меня болела, - я и расчувствовалась, заплакала: ведь умирать-то не хотелось, а он все чахоткой пугал. Я и говорю: "Как же я такую жизнь брошу? Меня хозяйка не выпустит - я ей 17 целковых должна". Ведь нас всегда в долгу держат, чтобы мы были безответны. - "Ну, говорит, у меня 17 целковых не наберется, а после завтра приходите". Так это странно мне показалось, ведь я вовсе не к тому сказала; да и как же этого ждать было? да я и ушам своим не верила, расплакалась еще больше, думала, что он надо мною насмехается: "грешно вам обижать бедную девушку, когда видите, что я плачу"; и долго ему не верила, когда он стал уверять, что говорит не в шутку. И что вы думаете? - ведь набрал денег и отдал мне через два дня. Мне и тут все еще как будто не верилось. "Да как же, говорю, да за что же, когда вы не хотите иметь со мною дела?" Выкупилась от хозяйки, наняла особую комнату. Но делать мне было нечего: ведь у нас особые билеты, - куда я с таким билетом покажусь? А денег нет. Я и жила попрежнему - то есть, не попрежнему: какое сравнение, Вера Павловна! Ведь я к себе уж принимала только своих знакомых, хороших, таких, которые не обижали. И вина у меня не было. Потому какое же сравнение. И, знаете, мне уж это легко было перед прежним. Только нет, все-таки тяжело; и что я вам скажу: вы подумаете, потому тяжело, что у меня было много приятелей, человек
страница 113
Чернышевский Н.Г.   Что делать