котором известно нам всем в достоверности только одно, что живет там какой-то разноцветный народ…» — писал И. Грэк (В. В. Билибин) в «Осколках петербургской жизни» («Осколки», 1885, № 14, 6 апреля). См. также фельетон Чехова «Герат» (т. XVI Сочинений).]



— В 18** году я вступал со своим полком в город Наплюйск, имеющий 5375 жителей. Мои музыканты наяривали марш из «Бокачио»[179 - …марш из «Боккачио»… — «Боккаччио» — оперетта Ф. Зуппе (1820—1895).] с таким усердием, что кровавый пот тек даже с их лошадей. Обыватели, а в особенности обывательницы, были в восторге.



— Через час я сидел у окна отведенной мне квартиры и обозревал местность. Глаза мои мозолил мой vis-а-vis — полуразвалившийся, сгнивший домишко с вывеской «Повивальная бабка». Стало быть, решил я, здешние повитухи имеют плохой заработок, иначе бы не жили так по-свински. Чёрррт возьми, нужно поддержать промышленность!



Улица.

— Я ходил по городу и производил рекогносцировку. Помпошки и амурчики попадались на каждом шагу, одна другой лучше. Глаза мои не успевали подмигивать. Поручик Дерябкин, шельма, лез уже через забор, а каналья фельдфебель шел с какими-то двумя толстыми бабами… Поощряю.



— Прошло полтора года. Я сидел у того же окна и обозревал. Ветхий домишко превратился уже в большой двухэтажный дом. Повитуха глядит на меня в свое окно, кланяется и говорит: «Благодетели вы наши!» Удивительно, что может сделать один энергичный начальник!



— Через 2 года мой полк выступает из Наплюйска. Музыканты валяют марш дефиле[180 - От франц. dйfiler — проходить.]. Оставил я Наплюйск, когда в нем было уже 11 000 жителей. А вы еще говорите про Герат да 500 афганцев! Эка невидаль!



Шляпный сезон

Тема А. Ч. Рисунки А. И. ЛЕБЕДЕВА.



Жил-был на свете дурак Иван Иваныч. Когда наступила весна, он купил себе шляпу à la Van-Dyck и был очень счастлив, потому что эта шляпа очень идет брюнетам. Но, к сожалению, он был мнителен и скоро поддавался сторонним влияниям.

— Вы сошли, батенька, с ума! — сказал ему один его приятель. — Нешто вы не знаете, кто теперь носит широкие поля?! Вы бы еще фригийскую шапку надели!![181 - Нешто вы не знаете ~ фригийскую шапку надели. — Фригийскую шапку как символ свободы носили якобинцы во времена французской революции.]



Иван Иваныч струсил и купил себе картуз. Но не долго он был покоен…

— В народники записались? — поддразнил его один знакомый старичок. — Хе-хе-хе… Ужо, погодите, расскажу, кому следует!



Знакомый шутил, но на всякий случай Иван Иваныч спрятал картуз и купил себе цилиндр. Цилиндр ему, как видите, очень к лицу, но нужно же ему было встретиться с двоюродным братом!

— Что это ты, чучело, в цилиндр нарядился? — сказал брат. — Кто же теперь цилиндры носит? Старики да фаты!



Чтобы не казаться фатом, Иван Иваныч купил белую фуражку с кокардой. Состоя в чине коллежского регистратора, он имел право носить кокарду…

— Какой вы, однако, честолюбец! — сказали ему барышни.

— Бюрократ! — прошипел один семинарист, читавший Милля и Бокля.[182 - …семинарист, читавший Милля и Бокля. — Книги английского историка Г.-Т. Бокля (1821—1862) и экономиста и философа Дж.-С. Милля (1806—1873) пользовались успехом у русской демократической молодежи 60-х — 80-х годов (см. также т. I Сочинений, стр. 471).]



Что тут делать? Иван Иваныч оставил фуражку с кокардой, стал ходить по шляпным магазинам и покупать подходящие шляпы. Купил круглую котелком — ему сказали, что она ему не к лицу. Купил шляпу из
страница 225
Чехов А.П.   Рассказы. Юморески. 1884-1885