драматических сочинений С. Донауров». Там же – пометы, сделанные после представления рукописи в Московский цензурный комитет: дата регистрации – «25 января 1892» (год обозначен ошибочно: «1891») и резолюция цензора – «Дозволено цензурой. Москва. дата нрзб. 1892 г.», с его росписью через все листы рукописи: «Цензор Назаревский».

На обложке второго цензурного экземпляра, хранившегося в библиотеке драматической цензуры, – то же заглавие, та же дата регистрации и аналогичная резолюция цензора. Ниже – штамп с пометой о разрешении пьесы «к представлению на народных театрах» и подпись: «8 июня 1904 г. Цензор драматических сочинений Верещагин» (ЛГТБ).

Печатается по тексту: Чехов, т. VII2, стр. 277–294.



1

Пьеса написана в декабре 1891 г.

В основу ее положен рассказ 1887 г. «Беззащитное существо». Из него в водевиль целиком перенесена комическая фигура старухи-просительницы и сцена, где она выклянчивает у «его превосходительства» деньги. Фамилия ее сохранена пока та же – Щукина, однако она в водевиле уже не «майорская дочь», а только «поручицкая», и муж ее также понижен в иерархии чинов на четыре класса: вместо коллежского асессора – губернский секретарь. «Генерал» Кистунов сохранил в водевиле прежнюю фамилию, но стал уже директором коммерческого банка. Соответственно с этим перенесено место действия из учреждения, относящегося к ведомству путей сообщения, в банк. Второстепенный персонаж экзекутор Алексей Николаич превращен в одного из главных действующих лиц в пьесе – бухгалтера Кузьму Николаича Хирина. Все остальное было написано заново: подготовка к юбилейному торжеству, неожиданный приезд жены Кистунова Татьяны Алексеевны, появление депутации акционеров и т. д.

При работе над рукописью Чехов внес в текст пьесы ряд исправлений. Несколько изменена сцена, где разъяренный Хирин набрасывается на женщин: в первоначальном варианте Кистунов не только не останавливает его, но даже сам гонит Щукину. В предыдущей сцене в разговоре Кистунова с Хириным вычеркнуто замечание Кистунова о женщинах: «Женщины, батенька, это… такая штука… это когда… это аромат жизни…» и ответная реплика Хирина: «Ароматы разные бывают…». О поправках Чехова в автографе пьесы см. также в сообщении Н. А. Роскиной «Беловая рукопись пьесы-шутки „Юбилей“» (ЛН, т. 68, стр. 129).

17 декабря 1891 г. Чехов извещал А. С. Суворина: «А я водевиль написал». В этот же день он отослал рукопись владельцу театральной библиотеки и литографии С. Ф. Рассохину с просьбой: «Будьте добры, прикажите переписать прилагаемый водевиль в двух экземплярах и отправьте его в цензуру».

Через месяц Рассохин ответил Чехову: «Пьеса Ваша „Юбилей“ из цензуры получена и к представлению дозволена. За ней присылали из театра г. Корша, но я, без Вашего разрешения, – ее не выдал. Не разрешите ли приступить к ее литографии? Очень обязали бы» (16 января 1892 г. – ГБЛ).

22 февраля 1892 г. Чехов известил секретаря Общества драматических писателей и оперных композиторов о том, что им «написана и цензурою разрешена пьеса „Юбилей“…»

Текст для литографированного издания, вышедшего в свет в начале мая 1892 г., копировался не с цензурного экземпляра, который содержал ряд мелких отклонений от текста оригинала, а непосредственно с автографа (ЦГТМ). Однако при этом в текст литографированного издания по вине копииста проникли ошибки: вместо «приготовлял позу» напечатано – «приготовлял пару», вместо «окутан» – «укутан», вместо «Николаич» – «Николаевич» и т. д. Множество отклонений от оригинала
страница 161
Чехов А.П.   Пьесы. 1889-1891