разрушения. Вам не жаль ни лесов, ни птиц, ни женщин, ни друг друга. Войницкий. Не люблю я этой философии!

Пауза.

Елена Андреевна. У этого доктора утомленное нервное лицо. Интересное лицо. Соне, очевидно, он нравится, она влюблена в него, и я ее понимаю. При мне он был здесь уже три раза, но я застенчива и ни разу не поговорила с ним как следует, не обласкала его. Он подумал, что я зла. Вероятно, Иван Петрович, оттого мы с вами такие друзья, что оба мы нудные, скучные люди! Нудные! Не смотрите на меня так, я этого не люблю. Войницкий. Могу ли я смотреть на вас иначе, если я люблю вас? Вы мое счастье, жизнь, моя молодость! Я знаю, шансы мои на взаимность ничтожны, равны нулю, но мне ничего не нужно, позвольте мне только глядеть на вас, слышать ваш голос... Елена Андреевна. Тише, вас могут услышать!

Идут в дом.

Войницкий (идя за нею). Позвольте мне говорить о своей любви, не гоните меня прочь, и это одно будет для меня величайшим счастьем... Елена Андреевна. Это мучительно.

Оба уходят в дом. Телегин бьет по струнам и играет польку; Мария Васильевна

что-то записывает на полях брошюры.

-----------------------------Кабуль- острый соус. BACK

Эмансипация (лат.)-освобождение от зависимости, подчинения. BACK

Из сатиры "Чужой толк" поэта и баснописца И. Дмитриева, направленной против сочинителей-одописцев. BACK

Риторика-теория ораторского искусства; в переносном смысле-высокопарные,но малосодержательные слова; нечто показное, напыщенное, ходульное. BACK

Quantum satis (лат.)-сколько угодно, вволю, сколько надо; медицинский термин. BACK

Схоластика (лат.)-здесь: отвлеченные умствования; беспредметные рассуждения и бесплодные логические ухищрения были характерны для средневековой религиозно-идеалистической философии схоластов (лат. scholasticus -школьный) - ученых богословов. BACK

Perpetuum mobile (лат.) - вечное движение: здесь имеется в виду непрерывное, полумеханическое писание профессора Серебрякова. BACK

Имеется в виду барин из пьесы А. Островского "Горячее сердце". BACK

Действие второе

Столовая в доме Серебрякова. Ночь. Слышно, как в саду стучит сторож. Серебряков (сидит в кресле перед открытым окном и дремлет) и Елена Андреевна (сидит подле него и тоже дремлет).

Серебряков (очнувшись). Кто здесь? Соня, ты? Елена Андреевна. Это я. Серебряков. Ты, Леночка... Невыносимая боль! Елена Андреевна. У тебя плед упал на пол. (Кутает ему ноги.) Я, Александр, затворю окно. Серебряков. Нет, мне душно... Я сейчас задремал и мне снилось, будто у меня левая нога чужая. Проснулся от мучительной боли. Нет, это не подагра, скорей ревматизм. Который теперь час? Елена Андреевна. Двадцать минут первого.

Пауза.

Серебряков. Утром поищи в библиотеке Батюшкова. Кажется, он есть у нас. Елена Андреевна. А? Серебряков. Поищи утром Батюшкова. Помнится, он был у нас. Но отчего мне так тяжело дышать? Елена Андреевна. Ты устал. Вторую ночь не спишь. Серебряков. Говорят, у Тургенева от подагры сделалась грудная жаба. Боюсь, как бы у меня не было. Проклятая, отвратительная старость. Черт бы ее побрал. Когда я постарел, я стал себе противен. Да и вам всем, должно быть, противно на меня смотреть. Елена Андреевна. Ты говоришь о своей старости таким тоном, как будто все мы виноваты, что ты стар. Серебряков. Тебе же первой я противен.

Елена Андреевна отходит и садится поодаль.

Конечно, ты права. Я неглуп и понимаю. Ты молода, здорова, красива, жить хочешь, а я старик, почти труп. Что-ж? Разве я не понимаю? И, конечно, глупо,
страница 86
Чехов А.П.   Пьесы